Если не Кремль, то кто тогда отравил Навального?

ПОДЕЛИТЬСЯ

https://deschide.md/ru/

Сергей ИЛЬЧЕНКО

Похоже, что в России так и не поняли, в какую неприятную вилку они угодили в связи с отравлением Навального

«Это не мы», «нам это невыгодно», «необоснованные обвинения» – такова реакция Кремля на подозрения в причастности к отравлению Алексея Навального. В Москве определенно не понимают, что, если Запад действительно поверит в непричастность к отравлению высшего российского руководства, положение России значительно ухудшится. Правда, к счастью для Москвы, версия о кремлевском следе «Новичка», следы которого были обнаружены на бутылке с минеральной водой в номере, где останавливался Навальный, и о привычной российской лжи, к которой давно привык весь мир, всё ещё остается основной. А если это и вправду не Кремль – то, кто тогда, и кто может стать следующей жертвой?

Доказанная причастность Кремля к отравлению Навального направит ход событий в привычное русло. Смутные доказательства, когда все понимают, кто отравитель, но презумпция невиновности делает официальные обвинения зыбкими. Какие-то санкции, но не слишком серьезные, поскольку Россия и так санкционирована во всем, на что мог пойти Запад без большого ущерба для себя, и давно научилась санкции обходить. Ухудшение репутации? Но российская репутация и так находится ниже плинтуса. Словом, Кремлю, даже если его поймают за руку, предъявить будет нечего. Разве что нарушение Конвенции о его запрете боевых ОВ, которую подписала Россия – но для этого нужны очень твердые доказательства, а они навряд ли будут добыты. «Новичок» в этом плане идеальный яд: быстро разлагаясь, он оставляет лишь следы, происхождение которых всегда можно оспорить в рамках всё той же презумпции невиновности.
Однако, на сей раз на Западе, похоже, допустили, что Кремль может говорить правду, и к отравлению Навального ни Путин, ни его окружение отношения не имеют. Нет, версия о попытке ликвидации Навального по звонку из Кремля всё ещё остается основной, но уже не единственной. А если она не единственная, то возникает вопрос: кто ещё в России может получить доступ к таким ядам и отдать команду на их применение.

Нет, флакон с «Новичком» нельзя купить «в любом хозяйственном магазине». Отравление боевым ОВ в любом случае предполагает высокий статус и большие возможности его организаторов. Но оно организовано не государственными органами по команде из Кремля, это означает, что в России существует несколько «красных кнопок» отдающих команду на применение мощного химического оружия. Это ровно та же ситуация, как если бы по России, непонятно по чьим рукам, пусть даже по рукам чиновников и силовиков высокого ранга, гуляло бы несколько «ядерных чемоданчиков», каждый из которых был бы способен отдать команду на начало ядерной войны.

Перспектива такого разбегания ответственности, делающего ситуацию непредсказуемой, и напугала Запад. Так озабочены не столько фактом отравления Навального, сколько тем, что по России, от которой до Европы рукой подать, свободно гуляет боевое ОВ, которого там вообще не должно быть. И это ещё полбеды, если Кремль просто нарушил Конвенцию о запрете химоружия. Гораздо хуже, если технология производства «Новичка» утекла из-под его контроля, и его может изготовить и применить пусть даже мощная, пусть технически оснащенная, но негосударственная организация. Или даже несколько таких организаций. Тут уже не о Навальном речь, важнее понять – откуда взялось ОВ? Украдено с военных складов? Изготовлено в подпольной лаборатории? Если оно применено не по команде из Кремля – то по чьей ещё?

Словом, если Кремль действительно ни при чем, Россия оказывается источником неконтролируемого химического терроризма и её нужно срочно изолировать до полного прояснения ситуации. Потому, что вчера – Скрипаль, сегодня Навальный, а завтра «Новичок» окажется в водопроводе какого-нибудь европейского города или в чашке кофе видного европейского политика.

И Запад начал продумывать меры по обеспечению собственной безопасности, не мстя за Навального, и не стремясь покарать Россию, а заботясь исключительно о себе. Меры эти вполне очевидны: нужно безотлагательно и надежно проследить путь и источник яда, а пока это невозможно – по максимуму свернуть связи с Россией, что на наших глазах и происходит. Если бы Навального застрелили, зарезали, отравили бытовым газом, организовали бы ему автокатастрофу – да что угодно, то только не акцию с использованием «Новичка», реакция Запада была бы намного спокойнее. Но «Новичок» неизвестного происхождения Запад напугал, и именно потому, что шанс на непричастность Кремля и лично Путина к отравлению Навального действительно есть. К примеру, его могли попытаться ликвидировать из-за того, что он раскопал что-то в Новосибирске, где расследовал хозяйственную деятельность видных функционеров местного отделения «Единой России», и откуда, собственно, и прилетел в Томск.

И вот, пока МИД РФ пышет возмущением, обличая «неконструктивный подход» и «безосновательные нападки», и требуя от Берлина предоставить историю болезни Навального, Германия уже заявила о том, что передаст все материалы по Навальному в Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО), членом которой также является Россия – и пусть там разбираются, откуда взялся яд. Если его изготовила государственная лаборатория – это невероятный скандал, но это ещё полбеды. Настоящий скандал разразится, если выяснится, что отравление стало результатом чьей-то негосударственной самодеятельности регионального или корпоративного уровня.


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *