Безысходность выбора. В Молдове 48 политических партий могут выдвигать кандидатов в президенты… И что?

ПОДЕЛИТЬСЯ

Вот они расселись на ветках – 48 политических попугаев. И кто из них может стать на выборах альтернативой Кульку?

Сергей Ильченко – журналист, философ, политэмигрант, бывший политзаключенный.

 

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

 

К сожалению, в настоящее время никто. Майя Санду – даже если она победит, быстро станет ровно таким же Кульком, с незначительными вариациями. Впрочем, я полагаю, что победит всё-таки нынешний Кулек. Зачем молдаванам менять то, что полностью их устраивает? Говорите, они ворчат? Ну, мало ли, что ворчат… Народ ворчит, сам не зная, чего он хочет. Кто по-вашему им нужен – вот этим самым массам, составляющим молдавский электорат? Герой? Реформатор? Вы серьезно? Давайте подойдем иначе: чего они хотят? «Достойной страны»? Нет, конечно! Они просто хотят стать чуть поближе к кормушке. Каждый из них в отдельности этого хочет – отпихнув при этом остальных. Но все одновременно стать ближе к кормушке не смогут, и потому любые выборы породят недовольство, независимо от их результата. Так уже много раз было, так будет и сейчас.

 

Говорите, в Молдове нет яркого лидера? Да он и не нужен в Молдове. Вообще никому! Потому его и нет.

 

То, что в Молдове побеждает Кулек, просто Кулек с хабаром – не идея, не яркая харизма, и даже не злобно-пошлый клоун, как это случилось в Украине, что тоже трагично, но это совсем другое, а, тупо Кулек – глубоко символично. Кулек этот даже не персонально Игорь Додон, а, повторяю, именно и только Кулек. Игорь Додон, став президентом, просто принял форму Кулька. У него не было выбора. Форму абсолютной всеобщей продажности всех и вся, прикрытой крышей недополугосударства, задал за три десятилетия независимости (от чего, кстати?) весь молдавский народ.

 

Нет, я не хочу сказать, что Совок был хорош – но так воровать в нём все-таки не давала Москва. А потом на молдаван свалилось своё государство, которое, по крайней мере, первые лет 25, было идеально моноэтничным. И вот они, всем народом, ошалев от свалившихся возможностей, увлеченно воровали всё, что не было намертво приделано к поверхности Земли. Если бы существовал способ выкопать скалы в Бутученах, то молдаване, ощутив все преимущества молдавского, без чужаков, рая, наверняка украли бы и их.

 

То, что сейчас мы наблюдаем некоторое смягчение нравов, чтобы не сказать – шаляй-валяй, когда отдельные русофоны, выучившие госязык, стали всё же пробиваться в нижние этажи власти, не меняет сути дела. Во-первых, это сравнительно недавнее и редкое явление. А, во-вторых, в нём отлично работает принцип отрицательного отбора, отчего эти, пробившиеся вверх, политические ново-русофоны неизменно продажнее и подлее даже коренных политических молдаван.

 

Но все же, вся эта блестящая по задумке система долгое время страдала незавершенностью. В ней не было необходимой цельности и стройности. И тогда явился Влад Плахотнюк, и сказал: «Да будет Молдова!». И стала Молдова

 

Именно Влад Плахотнюк был единственным правителем, по-настоящему, до печенок, до донышка и последнего коленного подергивания понявшим Молдову и её обитателей. Да, Плахотнюк – это голова, и старик Валиадис не положил бы ему палец в рот, как не клал пальца в рот Бриану.

 

Плахотнюк – Титан, Демиург, создатель Вселенной, но очень специфической, молдавской. Он разработал и воплотил в жизнь не просто модель коррумпированного государства, каких много, но государства, основанного на коррупции и кумовстве, и по кирпичику выстроенного вокруг них.  Все действующие молдавские политики, в том числе и Игорь Додон, и Майя Санду, его единственный возможный конкурент, либо созданы Плахотнюком с нуля, либо перекроены им настолько, что это фактически равно их создание заново. Игорь Додон создан из праха ПКРМ и ребра Владимира Воронина. А Майя Санду, как Снежная королева изо льда, целиком вырезана из коррупции, с которой она обещает вести борьбу.

 

Конечно, Плахотнюк явился не сам по себе. Происхождение политических видов в Молдове стартовало от Петра Лучинского, и только через Владимира Воронина пришло к Владу Плахотнюку, как к высшей стадии развития молдавской государственности. Боковые ветви, включая унионистскую, захиревшую на Федоре Гимпу, и изначально нежизнеспособную социал-демократию, нерожденную Оазу Нантоем (хотя её чучелом в дальнейшем воспользовалось множество проходимцев), не идут в счет. Настоящая эволюция устройства Молдовы всегда шла по одной генеральной линии. От робкого ещё воровства аппаратчика Лучинского, так и  не привыкшего не оглядываться на Москву, через бандитизм быковатого полууголовника Воронина, крышевавшего цеховиков, которые купили ему пост главы МВД МССР (все помнят портсигар с посвящением: «Г-ну приставу Алексеевского участка от благодарных евреев купеческого звания» из коллекции Остапа Бендера?) к изящному криминалу в исполнении Влада Плахотнюка, блестяще вписавшему Молдову во все  международные расклады.

 

Чем объясним успех Плахотнюка? Всё просто: его предшественникам, выросшим как мухоморы, на развалинах КПСС-КПМ, не хватило широты видения. И Лучинский, и Воронин мыслили мелко и одномерно, и только Плахотнюк, очень талантливый и умный человек, увидел Молдову во всех её измерениях. Ему хватило масштабности. В молдавскую историю он войдет на тех же правах, что и Аль Капоне в историю американского мебельного бизнеса.

 

Именно Плахотнюку мы обязаны безвизом на бесконечном пути Молдовы в ЕС: да, путь далек, и место Молдовы в ЕС где-то за орбитой Марса (или Маркса, эту деталь можно уточнить у Марка Мраковича Ткачука), но безвиз-то вот он, здесь и сейчас!  Ему же мы обязаны успешной реинтеграцией в Молдову непризнанной, и потому не связанной никакими законами ПМР – в качестве дальней комнаты, где вдали от посторонних глаз можно творить любые непотребства. По сути, молдавскую государственность, как цельную и устойчивую конструкцию создал именно Плахотнюк. Создав же, отбыл из Молдовы, в точности, как Господь, который, создав наш мир, также удалился из него, лишь изредка поглядывая из-за облака, как тут у нас идут дела и посылая очередного ангела для придания им верного направления. И это правильно! Творения, что Господа нашего, что Влада нашего Плахотнюка прекрасно работают и в их отсутствии, нуждаясь разве что в редкой чистке и смазке шестеренок, как хорошие часы.

 

Характерно, что Молдова, созданная Плахотнюком (не он сам, а именно его творение!), устроила решительно всех – и ЕС, и Россию, и США, и Китай и Турцию – всех, кроме разве что тех молдаван, которые не пробились к кормушке, но кто их, неудачников, будет о чем-то спрашивать? О себе, и таких как я, говорить тем более не буду: отъезд из Молдовы, включая ПМР – ведь она – часть, Молдовы, правда же? – всех, кто не боялся говорить, и, тем более, писать всю правду, а не удобно отрубленную от общей туши её филейную часть, был всегда был лютой мечтой строителей молдавской государственности и первейшим предметом их государственных дум.

 

Но вернемся к грядущим выборам.  Система молдавской власти, окончательно сформированная Плахотнюком, чрезвычайно устойчива. Она подомнет под себя любые персоналии, которые могут быть избраны – а неподходящий человек не дойдет даже до регистрации в качестве кандидата. Победитель на выборах, кто бы им ни стал (я поставил бы на Додона, но не уверен, что в Молдове букмекеры принимают такие ставки) будет играть написанную для него роль. Роль президента в Молдове – это Кулек.  Премьер и председатель парламента – тоже Кульки. Победа Санду, да и кого угодно ещё ничего не изменит. Система жестко поставить победителя – любого победителя – в позу Кулька. Единственную возможную позу на вершине молдавской власти.

Молдавский народ хотел и хочет именно этого, хотя и сам не всегда это понимает. В этом секрет устойчивости Молдовы, сотворенной Плахотнюком.

 

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *