В Россотрудничестве начинается плановая проверка прокуратуры

ПОДЕЛИТЬСЯ

Литературная газета: “Сумеет ли Примаков-младший совершить крутой разворот Россотрудничества?”

У Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству новый руководитель. Им стал 44-летний Евгений Примаков.

 

Родословная как по заказу. Внук того самого тяжеловеса, совершившего крутой разворот спецборта над Атлантикой, председателя правительства, главы МИДа. Именем Примакова-старшего названы корабль и улица, есть памятник в столице. Имеются и параллели в карьере внука и деда. Оба начинали свой путь в журналистике, сферой профессиональных интересов у того и другого был Ближний Восток, оба на непродолжительное время избирались депутатами Государственной думы, обоих связывает культовая телепрограмма «Международная панорама».

Примаков-младший успел побывать и в Общественной палате, руководил некоммерческой организацией «Русская гуманитарная миссия», кстати, не особо публичной. Однажды поведал журналистам: проекты у них были самые разные – от передачи учебников русского языка в школы Таджикистана, отправки машин скорой помощи в удалённые районы Сербии до установки солнечных батарей в женской школе в пригороде Восточного Иерусалима и поездки в «Артек» для палестинских школьников.

Некоторые СМИ сообщили, что в Россотрудничестве начинается плановая проверка прокуратуры. Не думаю, что это плохо. Проверка поможет новому руководителю увидеть ситуацию со стороны, провести финансовый аудит, определить слабые места, возможно, обновить штат.

У Примакова нет розовых очков. Общаясь с людьми, занимающимися международной политикой, будучи вовлечённым в неё, он объективно оценивает прежнюю деятельность ведомства, которое возглавил. Отметим, что дипломатично ни в чём персонально своих предшественников не упрекает. Новый руководитель предлагает совершенно другой критерий оценки эффективности российских зарубежных центров. И критерии эти здравые: количество и качество привлечённых к работе организаций, сообществ неправительственного сектора, объединённых общей идеей.

Не хочу навязываться, но я бы предложил новому главе Россотрудничества собрать профильные НКО, желательно правозащитные, послушать их видение проблематики, поговорить о тех трудностях, с которыми они сталкивались ранее и до которых прежним руководителям не было никакого дела. К примеру, выезды на международные площадки, мониторинг ситуации с нарушениями прав соотечественников, издание и презентация этих исследований за рубежом, выстраивание партнёрских коалиций. Следующий целесообразный шаг – общение с действующими зарубежными правозащитниками, особенно в странах Балтии, где дискриминация наших соотечественников имеет давние и изощрённые формы. Нужна перезагрузка в сфере партнёров. Не обойтись Россотрудничеству и без сильного, непарадного экспертного совета. Стоит перенастроить отношения и с фондами, отвечающими за поддержку гуманитарных, правозащитных проектов за рубежом, определить для них более внятные и проблемные точки приложения сил и средств.

Судя по первым выступлениям в СМИ в новой роли, Примаков вместо «балалаечной дипломатии» хочет выстроить гибкие подходы. Он против пакетных решений, одинаковых для всех. Считает, что где-то будут актуальны вопросы образования, где-то – социальная забота. И здесь, мне думается, он собирается применить опыт, полученный во время своей работы в гражданском секторе. Быть может, в какой-то африканской стране целесообразнее помочь решить вопросы водоснабжения или доставить вакцину. Важно создавать точки солидаризации.

Как уже состоявшийся журналист Примаков планирует вывести на новый уровень работу пресс-службы ведомства, создать содержательный сайт, наладить сотрудничество с медиасообществом.

То, чем он будет заниматься, называют по-разному: общественная дипломатия, «мягкая сила». Возможны ли такие методы в период жёсткого противостояния систем? Примаков ничего не хочет навязывать. Россотрудничество – не парадная витрина. Говорит: мы транслируем добрососедство, наши ценности. Пусть они в чём-то консервативны, но это даже неплохо в турбулентном и яростном мире. Поэтому ему больше по душе термин «умная сила». И она сработает только тогда, когда будет вызывать благодарность, симпатию и солидарность. А без опоры на гражданское общество здесь и за рубежом этого не добиться.

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *