Июль 1990 года: Борис Ельцин заявляет о своем уходе из КПСС.

ПОДЕЛИТЬСЯ

О своем уходе из КПСС Борис Ельцин заявил во время 28 съезда. Почти через год после этого события состоялась инаугурация первого президента РФ.

******************************

“Я своего мужа в жизни пьяным не видела”. Так говорит Наина Ельцина

  • Семью Бориса Николаевича раскулачивали, бабушку-дедушку. Моих, к счастью, никого не тронули. Бабушка с дедушкой жили в Оренбургской губернии, были государственными крестьянами. В селе, где они жили, я и родилась. Нас всего у родителей четверо было, я – самая старшая.
  • В Оренбуржье жили не крепостные, а свободные государственные люди. Не было кулаков, все жили одинаково. До 1947 года я ездила туда каждое лето с мамой, самые счастливые минуты детства там провела. Папа на железной дороге работал, у них даже отпусков не было.
  • Мы приезжали – а там хлеб, масло, яйца. Представляете, каким чудом это казалось после голодного Казахстана. Бабушка говорила мне: «Полезай в погреб, какая сметана понравится — такую и неси для блинов».
  • Потом я туда смогла поехать только в 1997 году. Спустя полвека. Но узнала всех девочек и мальчиков, которых видела последний раз, когда мне 14 лет было. И смогла всех по имени назвать — к их восторгу.

У нас с Борисом Николаевичем была очень счастливая жизнь. К нам никакая грязь не приставала. Мы уехали из Свердловска в 53 года, большую часть жизни там прожили. Борис Николаевич проработал руководителем – и домостроительный комбинат возглавлял, и обком партии. И про нас ничего плохого не писали, не говорили. Мы были чисты во всем. Ничего себе не взяли, не присвоили. Работали, как все остальные люди.

  • Для меня должность мужа ничего не значила. Я тоже была руководителем в проектном институте. Мне некогда даже было думать о карьере мужа. Я представляла собой то, чем являлась сама. А глава государства мой муж или кто еще — не важно. Я была женой Бориса Николаевича, а не президента.
  • Зато когда мы приехали в Москву — и он заявление написал об уходе из партии, началось…
  • В нашей жизни не было ничего «жареного». Мне даже стыдно иногда говорить… Я 30 лет с лишним проработала в институте, и это для меня была вторая семья. Когда мы в Москву переехали, я белугой ревела, что осталась без всего этого. Хотя раньше мечтала: вот выйду на пенсию в 55 лет, буду свободна – читать стану, в театры ходить. До этого времени-то на это не было. И тут нас в Москву перевели.
  • Мы первое время поселились в гостинице, Таня с нами была. Чтобы и папе полегче морально было, и мне. Она вообще у нас как солнышко.
  • И вот как-то утром они отправились на работу. А я из гостиницы «Октябрьская», мы там жили, вышла на улицу, решила сходить в магазин. И как подумала, что в Свердловске сейчас мои девчонки работают, а я одна иду по незнакомому городу — и что вообще такое эта пенсия! И у меня слезы градом, даже неудобно перед прохожими стало. Спрятала лицо и бегом вернулась в гостиницу. Наревелась там…
  • Мы очень хорошо жили в Свердловске, такой авторитет у Бориса Николаевича был, никто плохо не говорил. Когда он стал секретарем горкома партии, я тоже вступила в партию. А так считала себя недостойной, нас же так воспитывали.
  • И стала парторгом в институте – по очереди тогда эту должность занимали. Так получилось, что нас как раз в колхоз послали. В те дни такая непогода разыгралась – снег с дождем. И мы с председателем профкома решили оставить студентов в институте. Они так на меня посмотрели, на секретаря парткома. И ответили: «Борис Николаевич вчера по телевизору сказал, что надо убрать урожай в любых условиях. И мы поедем!» Его авторитет был непререкаемым.

А в Москву приехали – нас грязью облили. Что мы и стяжатели, стали говорить, и все такое. Мы с Борисом учились в одном институте, я знала, что он кристально чистый человек, очень сильный.

  • Он никогда не воспитывал никого из детей, но они все находились под его воздействием. Такая у него аура. Как-то мы приехали в немецкую клинику, и я попросила врача повлиять на Бориса Николаевича, убедить его, что необходимо беречь себя. А врач на меня посмотрел и ответил: «У вашего мужа такая аура, что мы уже сами все под его влиянием».
  • Мы прожили всю жизнь и ни разу не поссорились. Я могла, конечно, надуться на что-то, но серьезных ссор не было.
Источник фото: svoboda.org
Источник фото: svoboda.org
  • Я знаю, люди говорили обо мне: «У нее такая была тяжелая жизнь. Муж — строитель, а это постоянные пьянки и все такое». О Борисе Николаевиче ведь любили посудачить. А он 13 лет проработал в строительстве и в жизни не отпраздновал ни одну сдачу объекта.
  • Как-то сдавали завод один. А со мной работала жена начальника строительного управления. Приходит она однажды и говорит мне: «Мой-то дуралей проспорил ящик коньяка – что Борис Николаевич будет с ними обмывать сдачу комбината». А Борис Николаевич, конечно, не пошел. Вообще никогда не было, чтобы он пришел выпившим. А чего только о нем не говорили…
  • Борис Николаевич еще в институте прочитал всю классику, был ходячей энциклопедией. Мы все поражались.
  • Когда стал президентом, времени на чтение меньше стало, конечно. А на пенсии только и делал что читал. У нас целая библиотека из его прочитанных книг осталась. Он еще в школе научился быстро читать — по 300 страниц в день. На курсы специальные ходил, какой-то факультатив был, кажется. Он книги глотает. Ему потому легко и с бумагами было.
  • Лена у меня старшая так же читает. Я так не могу.
  • А говорят о нем всякую ахинею. Но что поделаешь… Я его в жизни пьяным не видела. Он мог выпить, любил компании. Но чтобы все обстояло так, как говорят…
  • Сейчас я понимаю, в чем было дело. Иногда специально делали. Бывали случаи, когда я возмущаюсь, обращаюсь к Коржакову, а он: «А я тут ни при чем».
  • И так в этой грязи мы и живем. Все нас, оказывается, субсидировали, мы такие богатые. Замки у нас везде, Танину дачу на Николиной Горе показывали. Акции у нас. А у нас ничего, кроме гонорара за книгу, нет. Ничье любопытство удовлетворить не можем.
  • И вообще я не представляю, как Борис Николаевич мог что-то взять. Да никто ничего и не предлагал. Скучно меня слушать, наверное…
  • Когда только начали рассказывать небылицы о нашем богатстве, я предлагала подать в суд. Но Борис Николаевич отвечал: «Твоя совесть чиста перед Господом Богом, как ты любишь говорить? Чиста! А что тебе перед кем-то оправдываться? Жизнь расставит на свои места. Пусть ищут. Найдут — пусть возьмут себе».
  • В этом доме жили первый президентский срок. Это была горбачевская дача. На самом деле — барак, не боюсь сказать. Двухэтажное здание с плоской крышей. Мы все переделали. Я когда вошла первый раз – как в каземат попала.
  • До этого у нас была другая государственная дача. Каждый раз приходилось менять дачу — с каждой новой должностью. Противно. Все же чужое вокруг. Хотя, точнее будет сказать, — тяжело. Но нас всегда окружали хорошие люди. Потом уже свои вещи стали покупать, вот в этой комнате диваны стоят наши.
  • Было время, когда даже ремонт не могли делать. Ну не было денег в казне. И если я говорила: «Давай сделаем!» — Борис Николаевич отказывал: «Как я могу резиденцию в такое время ремонтировать».
  • Какое-то время жили в Горках. Там дом постройки тридцатых годов еще. Мы переехали перед Новым годом. И такие холода ударили, что Борис Николаевич, он после операции был, простудился. Дача была холодная, мы даже подушки на окна клали.
  • Это не просто – все время жить в чужом доме. Я никогда себя хозяйкой не чувствовала. Только в Свердловске ею была, когда жили в своей квартире.
  • Всегда сама готовила. Я вообще люблю готовить. Когда Борис Николаевич работал, реже, конечно, стояла у плиты. Но внуки мою стряпню ели. Только если меня в Москве не было, им повар готовил. Помню, Глебу сделали котлеты, он сидит ест, и тут я вхожу. И Глеб говорит: «Бабуля, это не твои». И я ему вечером уже сама сделала.
  • Мы всегда были рядом. Он даже сердился, если я уходила. «Куда?» — «У меня дела». – «Какие дела? Твое главное дело — это я». И мы сидели вместе, смотрели спорт. Я тоже люблю волейбол, теннис.
  • Таня ему коробками книги привозила, он много читал.
  • Это было счастье, когда Борис Николаевич вышел на пенсию. Господи, я так долго этого дня ждала! Нам одного президентского срока хватило, а он еще и на второй пошел. Мне эти его ответственные должности так надоели, он же всегда был первым лицом — от строительного управления и до президентства.
  • У него был строгий характер, но он был добрейшей души человек. С юмором. А потом, я же его с института знала, мне легко было. Девчонки побаивались.
  • Они учились хорошо, но у Лены конфликт с учительницей по биологии был. Аттестаты были с пятеркой, но школу закончили без медали. Опять нам повезло – мы понятия не имели, как и что там у них в школе происходит. Не было необходимости.
  • В семейной жизни главное — понимание. И любовь. Есть такая программа по телевидению, называется «Больше чем любовь». А я не понимаю — что может быть больше? Это слово, на мой взгляд, выражает вершину.
  • ****************************************************

КСТАТИ

«Чтоб было из чего выбрать»

Дорогие галстуки и заморские блюда: как жил Борис Ельцин

«Лента.ру» продолжает цикл материалов о роскошной жизни правителей разных стран и эпох. В предыдущей статье мы рассказывали об американском президенте Рональде Рейгане. Плейбой, звезда Голливуда, снявшийся в 56 фильмах, он любил роскошь, играл в гольф и коллекционировал советские анекдоты. Наряды, которые они с женой выбрали для инаугурации, а также затеянный ими ремонт в Белом доме еще долго будет вспоминать Америка. На этот раз речь пойдет о первом российском президенте Борисе Ельцине. Он пересел с советских машин на Mercedes, носил импортные костюмы и ботинки, строил теннисные корты в президентских резиденциях, водил в баню зарубежных лидеров и полюбил зарубежные гастрономические изыски вместо традиционных котлет и блинов.

Резиденции на любой вкус

В окружении первого президента России Бориса Ельцина говорили, что ему очень нравилось иметь в распоряжении около десяти резиденций, поскольку в таком случае «есть из чего выбрать». Порой о решении отправиться на отдых в то или иное место глава государства сообщал в последний момент, чем ставил в тупик администрацию, а также персонал резиденций, которым всегда надо было находиться в боевой готовности.

Чаще всего Ельцин с семьей отправлялся в сочинский комплекс «Бочаров ручей», существовавший с конца сороковых годов. Считалось, что Борис Николаевич прилетал сюда не столько потому, что климат региона полезен для его здоровья, сколько потому, что именно эта резиденция особенно приглянулась его супруге Наине.

Главным строением считается красивое двухэтажное здание, выполненное в стиле сталинского классицизма — с высокими потолками и большими окнами. Гостиная, где спокойно могут разместиться несколько десятков человек, расположена на втором этаже. По соседству находятся кабинет главы государства, спальня и апартаменты для гостей. Мебель выполнена из ценных пород дерева. В интерьере при Ельцине сохранялась как стилистика 1950-х годов, так и более современная — конца 80-х — начала 90-х. На первом этаже здания находились небольшой кинозал и помещения для охраны.

На территории резиденции имелась вертолетная площадка, а также два бассейна — с морской и пресной водой и тренажерный зал у моря. Борис Ельцин оборудовал на территории «Бочарова ручья» крытый теннисный корт.

Ельцин, с юности активно занимавшийся спортом, в частности волейболом, особенно полюбил теннис, став президентом. Зарубежные и российские политики, зная о хобби главы государства, буквально задаривали его ракетками. Он потом раздавал их детским домам, спортивным школам и занимавшимся спортом друзьям.

Скульптуры, картины и книги глава государства сдавал в библиотеку президента в Кремле, где хранятся преподнесенные ему в свое время редкие книги и официальные подарки, сделанные во время встреч с зарубежными лидерами. Ельцину дарили и ружья — он выезжал охотиться пять-шесть раз в год. Выбор обычно падал на заповедник Завидово, где водятся лоси, маралы, олени, кабаны, утки.

Ездил Ельцин и на Валдай (Новгородская область) — традиционное место отдыха советских лидеров. Резиденция главы государства находится в живописном месте, неподалеку от деревни Долгие Бороды. Такое название это место получило при Петре I, когда глава государства обложил налогом тех, кто носил бороды. Недовольные нововведением прятались здесь от царских мытарей.

В правительственном двухэтажном коттедже, находящемся на полуострове площадью 52 гектара, президент отдыхал по нескольку дней, посещая его раз в полгода. Рядом с резиденцией расположен Валдайский заповедник, где водятся кабаны, волки, лоси, медведи, еноты, белки и рыси. Однако главным развлечением главы государства здесь все-таки была не охота, а рыбалка.

Летом Ельцин приезжал в санаторий «Волжский утес», в 200 километрах от Самары. Резиденция была построена еще для членов Политбюро. К услугам президента и его семьи были большой парк, пляж с золотым песком, зимний сад, водогрязелечебница и крытый бассейн.

Специально для президента перестроили дачу «Шуйская Чупа» в 25 километрах от Петрозаводска. Реконструкция началась в 1994 году и продолжалась два года. Пол из итальянского мрамора с подогревом, огромная сауна, большой зал для бильярда и крытый теннисный корт, считавшийся самым дорогим в Европе. Здесь был большой обслуживающий персонал. Точное число сотрудников не сообщалось, известно, что только облагораживанием территории занимались несколько десятков человек.

Ельцин также посещал резиденцию «Сосны», расположенную на берегу Енисея, в получасе езды от Красноярска. Здесь осенью 1997 года проходила встреча без галстуков российского лидера с премьер-министром Японии Рютаро Хасимото. Специально для мероприятия была построена большая русская баня, а на поле устроена вертолетная площадка.

Всего один раз посетил Ельцин резиденцию «Ангарские хутора» в 47 километрах от Иркутска, на берегу Ангары. В 1993 году он принимал здесь канцлера ФРГ Гельмута Коля. Здесь находились теннисный корт, речная пристань, сауна с бассейном, массажный и тренажерный залы.

Главное — чтобы костюмчик сидел

Еще одним непременным атрибутом главы государства был хороший внешний вид. Во времена СССР лидеры непременно должны были ходить в костюмах советского пошива. Так, Михаилу Горбачеву шили вещи в кремлевском ателье. Тогда появлялись новые, легкие и удобные ткани, позволявшие первому советскому президенту выглядеть элегантно. При Борисе Ельцине правила несколько изменились. Изначально ему шили костюмы на заказ — фигура довольно нестандартная, поэтому готовые вещи подобрать было сложно. Однако потом костюмы стали покупать за границей. Долгое время у Бориса Николаевича был портной в кремлевском ателье, который подбирал для него ткани или подгонял уже готовые импортные вещи.

Что касается обуви, то изначально Ельцин также носил исключительно советскую, потом перешел на зарубежные модели. Считается, что именно во время его правления стало модным для представителей власти носить дорогие галстуки, рубашки и костюмы. В 1994 году первый президент России и вовсе облачился в смокинг — поводом для этого стал приезд в Москву британской королевы Елизаветы II и организованный по этому поводу прием в Кремле. После этого глава государства еще не раз надевал смокинг, однако категорически отказывался носить фрак.

Подарок от Коля

Что касается автомобилей, то первый российский лидер был не слишком требовательным в отношении своих служебных машин. Будучи первым секретарем Свердловского обкома, еще до перевода в Москву, Ельцин ездил на знаменитом советском представительском автомобиле ГАЗ-14 «Чайка». Став президентом, он вначале пользовался отечественным бронированным автомобилем ЗИЛ-41052, который достался ему в наследство от Михаила Горбачева, однако в 1995 году специально для Ельцина в Германии был выпущен автомобиль Mercedes-Benz S-класса Pullman. Его подарил Борису Николаевичу канцлер Германии Гельмут Коль.

Впрочем, помимо служебных машин, у Ельцина были и личные легковые автомобили. Вначале он любил «Москвичи». Так, в декабре 1989 года, прямо перед Новым годом, он купил «Москвич-2141». Во второй половине 90-х глава государства пересел на Subaru. Считается, что у него был Subaru Legacy Outback серебристого цвета.

Кулинарные замашки

Как и в случае с одеждой и машинами, в еде Ельцин был довольно непритязателен. В своих первых интервью супруга Ельцина Наина рассказывала, что Борис Николаевич любил мясные котлеты, пельмени, блины и фрикадельки, а также различные советские салаты, которые она ему готовила. Однако за время президентства вкусы политика все-таки поменялись — сказались многочисленные зарубежные поездки, где ему удавалось отведать такие блюда, о которых он раньше и не слышал. Так, с Биллом Клинтоном Ельцин пробовал холодную фаршированную утку и оленье филе с каштановым пюре. Жак Ширак в Париже угощал его улитками. «Все было очень вкусно», — рассказывал потом Ельцин о первом знакомстве с французской кулинарной экзотикой.

В распоряжение СМИ попал документ об официальной программе питания президента и его свиты во время официального визита в Швецию в начале декабря 1997 года. В королевском дворце Стокгольма российскую президентскую чету ждал ланч в покоях принцессы Сибилы, где гостей потчевали креветками, мидиями, крабами и угрем, запеченными с лапшой, грудками цесарок с овощами, картофельным пюре с пряными травами и шербетом из сока моркови и лайма. Обед был еще более роскошным — суп из голубей, балтийские омары в соусе из шампанского, шербет из красного виноградного вина, заяц по-королевски, мандариновое мороженое с соусом из малины. На следующий день их ждал ланч, меню которого было также довольно утонченным — горный рединг с сиговой икрой, рябчики и куропатки, запеченные с гусиной печенью, и жидкий шоколад.

За годы правления глава государства расширил свой гастрономический горизонт: домашняя стряпня уступила место роскошным блюдам средиземноморской, японской, скандинавской кухонь, с которыми Ельцин знакомился в силу своего положения.


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *