“Лучафэрул” в переводе М.Лупашко сближает молдаван и русских!

ПОДЕЛИТЬСЯ

перевод Михаил ЛУПАШКО

„Лучафэрул”

Михай ЭМИНЕСКУ

 

Несколько лет назад знаменитая поэма „Лучафэрул” великого Михая Еминеску была переведена на русский язык писателем Михаилом Лупашко и издана в сборнике “Загадка Эминеску”.

И этим произведением автор преследовал одну цель: объединить наше общество, которое, как известно, давно расколото на два лагеря, на тех, кто говорит на румынском, и на тех, кто говорит на русском языке. Книга содержит поэму „Лучафэрул” на двух языках, а так же анализ творчества великого Михая Эминеску. Весь тираж автор предоставил Управлению образования, молодежи и спорта муниципия Кишинэу для учащихся русских школ, чтобы они имели возможность прочитать современную версию. Ведь последний перевод был сделан в советское время и имел идеологический оттенок.

Этой книгой Михаил Лупашко попытался приблизить русскоговорящих читателей к великой румынской литературе.

Эксперты говорят, что этот перевод безупречен благодаря тому, что Михаил Лупашко проник в суть произведения. Он не перевел дословно поэму, а попытался понять и славянскую культуру, и латинскую культуру, потому что румынские метафоры отличаются от славянских и их философский смысл менее понятен другим культурам, но ему это удалось.

Как отметил известный молдавский журналист Михай Конциу, нужно быть очень смелым и думать глубоко поэтически, чтобы перевести „Лучафэрул” и Михаил Лупашко имеет подлинный поэтический талант, потому что переводчик – это творец, он поэт…

ЛУЧАФЭРУЛ, перевод М.ЛУПАШКО

Когда-то, где-то. В день ли, в ночь,

Как сон, как небылица,

В семействе царственнейшем дочь

Росла краса – девица.

 

И у родителей одна

Стройна, скромна, законна.

Как над созвездьями луна,

Иль средь святых Мадонна.

 

Из мрака мраморных палат

Она  к окну в час вещий

Идет. А там поправ закат,

Лучафэр гордо блещет.

 

Она глядит на сонм огня,

Что ночь пронзил  пунктиром –

Лучафэр черным кораблям

Блестит ориентиром.

 

Тот блеск так близок и далек,

Как взгляд его сквозь тучи.

В ночи горящий уголек,

Он с нею не разлучен.

 

Когда ж в мечты погружена,

Встречает свет знакомый,

Шальная тонкая струна

В локтях звенит истомой.

 

Пределы замка подсветив,

Весь  предвкушенье встречи.

Свой путь, над морем очертив,

Восходит каждый вечер.

 

 

***

Плывет он в след ее шагам.

Уже в опочивальне,

Где ткань белее, чем снега

Щит зеркала овальный.

 

Когда ж уходят в зыбкий сон

Видения и звуки.

Он с нею дышит в унисон,

Целует грудь и руки.

 

В зеркальном круге бьется он,

Раскинулась  дремота.

Лица божественный наклон

К нему в пол-оборота.

 

Она глядит изумлена –

Не сон, не отраженье?

Холодных искр бежит волна

Его изображенья.

 

И сонно в тесноте гардин,

Где сухость губы лижет

Она зовет: Мой господин,

Что не идешь? Приди же!

 

– Лучафэр нежный  загляни,

Лучом коснись запястья,

Наполни светом мои дни,

И подсвети мне счастье!

 

Невыносимо для него

Тех слов чудное горе,

И отскочив от берегов

Бросается он в море!

 

И там где в бездну канул он

Пучин замес настоян.

Кипящей пеной окаймлен,

Встает прекрасный воин.

 

Легко проходит сквозь стекло,

Окна  не раскрывая.

Сияет жезл в руке его.

Грудь широка нагая.

 

Казалось юный князь времен

Явился к ней в той вечер,

Прикрыв красу свою плащом,

Накинутом на плечи.

 

На бледно-матовом лице

Глаза блестят живые.

Как две свечи при мертвеце,

Бесстрастные, чужие.

 

– Из сфер схожу я без труда,

Открыв твое оконце.

Мне мать глубокая вода.

Отец мой Гелий Солнца

 

Чтоб на призыв ответить мог,

Предстать перед тобою,

Небесный чертог

И выброшен водою!

 

 

Приди ж, принцесса из принцесс!

Оставь мирок свой тесный.

Ведь я Лучафэр – принц небес,

А ты мне будь невеста!

 

В палаты Млечного пути

Войдешь,  века минуя.

На край бескрайней пропасти,

Тебя к себе зову я!

 

– Подобен ангелу во сне

Твой облик, принц небесный.

Но в том, что предлагаешь мне

Душе живой нет места.

 

 

Пришелец ты и свет планет

Тебя не оживляет.

Не согревает этот свет

Лишь холодом пугает.

 

***

Проходят дни. На третью ночь

Он к ней  опять  снисходит

И снова царственную дочь

В объятьях сна находит.

 

Еще не сбросив путы сна,

О чем просить не знает.

Истомы сладостной  полна,

К нему она взывает.

 

– Лучафэр нежный снизойди,

Лучом коснись запястья,

Скорее страсть разбереди,

И подсвети мне счастье!

 

Не выносимо дня него

Тех слов чудное  горе.

И потрясая бытие,

Огнем вскипает море.

 

Багровый отсвет лег вокруг,

Луч бьется и трепещет,

Пробив гранитную кору,

Взлетает образ вещий.

 

В смоле дымящихся волос,

В расплавленной короне,

Ужасен и велик колосс,

Как Люцифер на троне.

 

Из лавы серой восстает

Он глыбой ледяною.

Над ним пространств раскрытый рот.

За ним вода стеною.

 

Глаза – колодцы, нет в них дна,

Бедой грозят те очи.

И обратились времена

На стыке дня и ночи.

 

– С небес схожу не без труда

Чтоб вновь тебя услышать.

Мне мать тяжелая вода,

Отец мой разум высший.

 

Приди ж, принцесса из принцесс!

Оставь мирок свой тесный.

Ведь я Лучафэр – принц небес,

А ты мне будь невеста!

 

Прими в подарок Млечный путь,

Коснись меня десницей,

О прошлом напрочь позабудь

И звездам стань царицей!

 

– Да ты прекрасен словно сон,

Как Демон ночи дивный,

Но не могу принять закон
Душе моей противный.

 

В тебе пространств извечный хлад

Сковав моря и сушу,

Пугает твой недвижный взгляд

И леденит мне душу.

 

– Мне не зачем считать лета

В моем полете вечном.

Я бесконечен как мечта,

А жизнь твоя конечна.

 

– Я не ищу мудреных слов,

Я не ищу отгадок.

Ты соткан из чудесных снов

Загадка из загадок.

 

Но коль желаешь вправду ты

Меня душой и телом,

Отринь – сбеги из пустоты.

Живи земным уделом.

 

 

 

– За вожделенный миг любви,

За губ прикосновенье,

Ты просишь клятвы на крови?

Прими ж мое решенье!

 

Что ж, я готов, родится вновь.

Стать  прахом, плотью бренной.

Отдать бессмертье за любовь.

Попрать венец вселенной.

 

Сказал,  унесся и пропал.

Каприз чудной девицы!

И свод небесный ждать устал

Его шальной зарницы.

 

****

В ту пору стольник Кэтэлин

Сын знатный и беспечный.

Завзятый баловень любви,

Застолий спутник вечный.

 

Он в детстве милым был пажом

При царственной персоне.

А ныне тихонько ежом

Бредет сквозь замок сонный

 

Сполна желаний он вкусил

Греха плод горько сладкий.

На Кэтэлину положил

Он глаз свой, но украдкой.

 

– Как хороша, мила, знатна!

Ах, не рискнуть ли право?

Когда останется одна,

Пристать. Везет же бравым!

 

Коль так, то в раз из темноты

Ее увлек в объятья.

– Стой  Кэтэлин! Что вздумал ты?

Помнешь мое ты платье.

 

– Что вздумал я? Тебя развлечь.

Ведь я судьбой балуем.

Коснуться губ,  коснуться плеч

Горячим поцелуем.

 

– О нет, о чем бы, не просил,

Лукавый искуситель!

Уйди, не трать напрасно сил

Лучафэр мой властитель.

 

 

– Постой,  еще не знаешь ты

Как миг взаимный сладок.

В нем нет тоски и суеты

Изгиб колена гладок.

 

Я буду нежный птицелов,

Ты птичкой певчей станешь.

В силках забьешься весело,

Покуда, не устанешь.

 

Глаза в глаза замрем с тобой,

Застынем мы обнявшись.

Стук сердца ты услышишь мой

На каблучках поднявшись.

 

Где низ, где верх, совмещено

Двух лиц одно движенье.

Так не противься  все одно,

Иль сделай одолженье.

 

Чтоб ты смогла познать любви

Вкус сладкий в полной мере.

Отдай желания свои,

Чтоб я им смог поверить!

 

Она внимает тем словам,

На счастье иль на горе.

Так лодку ветер по волнам

Уносит прямо в море.

 

И тихо молвит: –   Мы с тобой

Росли как брат с сестрою

Ты ровен знатностью со мной

Но я скажу, не скрою…

 

Так лишь Лучафэр дорог мне

В закатный час негромкий,

Когда в распахнутом окне

Блестит над звездной кромкой.

 

Сижу печально у окна,

Застыв в немом вопросе.

Лишь блик приносит мне волна

К нему ж слезу уносит.

 

Так велика любовь к нему,

Лишь только бы коснуться!

К нему тянусь, тянусь сквозь тьму,

И не могу проснуться.

 

 

 

 

 

 

Обречена любить во сне,

В сердечной страшной муке.

Встречать лучи его в окне.

И вечно быть в разлуке.

 

Безумно долги дни мои

И выжжены как степи.

Лишь ночь дыханием своим

В душе рождает трепет.

 

– Так ты дитя своей мечты!

Давай сбежим же в дали,

Чтоб затерялись все следы,

Чтоб нас не отыскали.

 

Как много там дорог иных,

Ты там меня полюбишь,

Забудешь всех своих родных.

Лучафэра забудешь.

 

***

Летел Лучафэр в сонной мгле,

Раскинув крылья молча.

Тысячелетья на земле

Промчались этой ночью.

 

Над ним клубится зодиак.

Под ним галактик тучи.

Разрядом молнии сквозь мрак

Несется дух могучий.

 

Бушует хаос и во тьме

Из небытия и скверны,

Восходит первозданный свет,

Как, в Бытия день первый.

 

А он летит, его влечет

Одна мечта –  забота.

Скопленьям звезд он счет ведет,

Не прекратив полета.

 

Ему доступен одному

Без страха и проклятья,

Предел тот, что упал во тьму,

Где нет ни в чем понятья.

 

 

 

 

 

Там где «ничто» из пустоты

В пространство входит время.

И  человечьей суеты

Растет забвенья семя.

 

– Постыла вечность мне отец,

Устал бродить я в небе,

Сними  бессмертия венец,

Земной приму я жребий.

 

Один ты властен над судьбой

Над временем текущим,

Ведь никого нет над тобой,

Все сути  создающим.

 

Венец бессмертья забери,

Мирской тугой опутай,

Лиши и ночи и зари,

Но дай любви минуту.

 

Из беспредельности рожден,

Сойду же, в прах  в ту малость,

Где счастья крик, где горя стон

В тугой клубок связалось.

 

– Гиперион, ты сын мечты.

И суть твоя  – сиянье!

Так не проси же простоты
Себе же в наказанье!

 

Ужель и в правду ты решил

Стать смертным человеком

Из тех, кто жил, страдал, грешил

Смешным коротким веком?

 

Их жизнь случайностью полна,

Порожним идеалом.

Пришла волна, ушла волна,

Лишь смерть грозит оскалом.

 

У звезд снискали бы взаймы

Они по каплям счастье.

Пойми же, что над ними мы –

Бессмертье и бесстрастье.

 

Из сути вечного вчера,

Что жизнь и смерть скрестило.

Заходит, коль пришла пора

И вновь взойдет светило.

 

Обречено светить в веках.
Дарить земле цветенье,

И превращать живое в прах

Вот суть коловращенья!

 

Лишь мы, Гиперион – Одни

В системе мирозданья,

Не цедим считанные дни

От входа, до изгнанья.

 

Проси же, что тому дано,

Кто вознесен с рожденья,

Кто попирает вечно дно,

Не ведая сомненья.

 

Так будь собой и покори

Тот мир рукою властной.

На землю хочешь? Забери

Владей планетой страстно!

 

Флоты, что бороздят моря,

Бойцов отборных лучших

Получишь слов не говоря,

Но смерти, не получишь!

 

И для кого? Зачем ту смерть

Ты просишь, посмотри же…

В пустую эту круговерть

Гляди, гляди- ка ниже!

 

***

Земной оси прияв наклон,

Гиперион вернулся

На предвечерний небосклон,

Лучом земли коснулся.

 

Земля все та же под луной.

Во всем подлунном свете,

Над водами царит покой

Поля ласкает ветер.

 

У замка в роще средь цветов,

В тиши  уединенно,

Он и она – не помня слов,

Лежат, глядят влюбленно.

 

-О, дай, мне голову склонить

На грудь твою украдкой,

Нектаром губы оросить,

Любви отведать сладкой.

 

 

 

Хочу растаять, умереть,

Покоем насладится,

Застыть, все образы стереть

И навсегда забыться.

 

 

Склонись, останься же со мной

Как сон, как звук последний,

Как аромат цветка ночной

Как образ заповедный.

 

Застыл во тьме Гиперион.
На то глядит тревожно,

Как обнимает ее он,

Целует осторожно.

 

В такт ветру целый сонм цветов

Бутонами кивает,

И словно дождь из лепестков

Влюбленных осыпает

 

В плену своих любовных грез,

Открыв глаза укромно,

Его, завидев среди звезд

Зовет негромко, скромно:

 

– Лучафэр нежный снизойди

Лучом коснись запястья,

Желаний страсть разбереди,

И подсвети мне счастье! –

 

Услышав то, трепещет он,

Сияет страшным оком,

Над лесом светит маяком

Бродягам одиноким.

 

Но не  спускается с небес.

Лишь стон потряс равнины:

– К тебе пропал мой интерес.

Душа в кусочке глины!

 

Как скучен круг тщеты людской,

От дня рожденья к смерти!

Тебе волненье – Мне  покой…

Ты смертна – я бессмертен! –

 

 

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *