Григорий ПОТОЦКИЙ: “Я обращаюсь ко всем своим друзьям с просьбой помочь в установке памятника протопопа Аввакума”

ПОДЕЛИТЬСЯ

 

Наш соотечественник Григорий ПОТОЦКИЙ, скульптор, Москва: “Да, мы живём в иудином мире, в мире оголтелого предательства. Но этот мир и мир подвига Сына Божьего. А за нами только выбор. Выбор не быть предателями и обманутыми. И если мы выбираем доброту и благодарность, то мы живём здесь и сейчас в Раю творенья Божьего”.

 

  • Наша жизнь – это жизнь детей предателей и сами ставшие обманутыми предателями. В 1917 году наши прадеды предали Россию с царём батюшкой, когда брат пошёл на брата, а сына на отца. В 90-е годы предали то, за что отдали миллионы жизней в Великой Отечественной войне и ГУЛАГе. А началось с предательства Бога в эпоху смуты.

Наше сознание всегда находится под дамокловым мечом, прессом пропаганды, безумными пережитками и суевериями. Из-за этого мы живём в искривлённом мире, когда прошлое ещё более неизвестно, чем будущее. Нашим сознанием безжалостно манипулируют. Если у человека нет прошлого, он -манкурт, биоробот, цифра. И такие понятия для него как Родина, Гражданин, Вера, Личность – теряют всякий смысл. Человек превращается в нечто, массу, население.

Никогда русский дух, самосознание русского общества, не поднималось столь высоко, и не совершался столь великий народный подвиг в защиту своей веры и Бога, как в трагический период раскола русской церкви.

В 1620 году родился Аввакум Протопоп. Именно он возглавил и стал символом старообрядческого движения. Был выдающимся старцем своего времени, имел огромное влияние на всё русское общество и царский двор. Его авторитет был непререкаем. Он был первым русским писателем. Так как до нашего времени дошло только его «Житие Протопопа Аввакума», в письменном изложение.

Может быть хоть кто-то задумается над тем подвигом, что совершил протопоп Аввакум и русский народ, когда вера в Бога была дороже жизни и люди сознательно шли на костёр. Конечно, очень многим может показаться – это фанатизм! И спрятаться за этим понятием и позволить себе не понять, а что же это было?! Нет, это не было фанатизмом. Это была глубокая, истинная Вера. Чистота веры не предполагает никаких компромиссов. Казалось бы, можно было взять вилы и защищать так свою веру. Но истинная вера в Бога, не предполагает никакого насилия.

С колокольни Ивана Великого разбрасывались письмена протопопа Аввакума, в которых он гневно обличал пороки царского двора и его сатрапов. Наша современная оппозиция никогда не поднималась до таких высот обличения, и все её потуги выглядят тявканьем мелкой шавки, по сравнению с грозными, жесткими словами протопопа Аввакума против власти. Хотя никому из них не грозит не вечная каторга, ни сожжение. Протопопу Аввакуму власть много раз предлагала пойти на примирение, но он не мог молчать. Его жизнь была посвящена защите правды в её первозданности и традиции.

Все бедствия сегодня на великой Руси, это последствия того великого раскола. Русская вера в Бога не только пошатнулась, раскололась. Она превратилась в государственное манипулирование, было уничтожено патриаршество. В итоге это вылилось в уничтожение тысяч церквей, сожжение икон и гибель священнослужителей, как класса в годы революции. Сегодня пришло время переосмысливания. Нет, я не говорю о том, что что-то нужно переписывать, но сегодня нужно восхититься и отдать должное староверам, отдавшим свою жизнь за веру в Бога и сохранившим эту веру в своей подлинной чистоте и первозданности.

Многие вопросы вертятся в голове всю жизнь.

Они могут никогда не всплыть. Но бывает и так, что вдруг в дверь постучат, и входит человек. Высокий, благообразный, с большой окладистой бородой, располагающий к себе своей солидностью и какой-то внутренней подлинностью. Как говорили в старину «человек от сохи». Значит настоящий. Шёл 2016 год.

Антон. Так звали вошедшего мужчину. Представился, что он писатель и предприниматель. Он напрямую начал с вопроса: «Не хотел бы я вылепить памятник протопопа Аввакума?» В 2020 году будет 400 лет со дня его рождения, и по указу российского президента будут отмечать юбилей первого русского писателя. Да, да. Именно «Житие протопопа Аввакума» есть первая книга, которая написана на русском языке, и сохранилась.

Внутренне я вздрогнул. Это был тот самый сакральный вопрос, который меня мучил всю жизнь, и который я никак не мог сформулировать: «Почему? Почему мы так живем? Что за злодеяние стало вечным проклятьем для русской земли?»

Я спросил: «А кто, кто сможет профинансировать почти четырех метровую работу в бронзе?» Антон так уверенно ответил, что нет никаких проблем, и он все оплатит. У меня ни на минуту не закралось сомнений, что могут подвести. Это же старовер. Староверы всегда вызывали чувства искреннего уважения. Люди, которые сохранили свои традиции, веру и образ жизни. Мне даже не нужно было давать ему согласие. Внутри меня давно уже шла работа по созданию образа. Просто пришло время. На следующий день уже был готов эскиз. Образ неистового протопопа Аввакума в огне стоял перед глазами. По композиции он высоко вознес к небу двуперстие. И вся его фигура как слышимый мною крик:

– «Я иду к тебе Боже! Я не отрёкся, не предал».

Да, я не оговорился. Именно не предал.

То, что мы называем сегодня церковным расколом, на самом деле, это было одно из самым трагических событий в истории русского общества. Столетиями русские люди молились, используя двуперстие, и вдруг приходит некто, пусть даже патриарх Никон, и требует, чтобы все стали креститься трехперстием, мол так правильно. А это значит, что мой отец, мой дед, мой прадед и так до бесконечности, они что, были неправы? В неизменности роль и сила традиций, и на этом стоит незыблемость веры. Поменять форму – это было всё равно, что предать Бога. И это не фанатизм, это и есть здравый смысл.

Тысячи, десятки тысяч людей предпочли вместе со своими женами, детьми, закрыться в церквях и поджечь себя. Нет, это не фанатизм. Это подвиг чистой веры, чистой любви к Богу. Многие бежали туда, где были бы не доступны власти: в леса, Сибирь, в далекую Канаду, Америку. Только для того, чтобы спасти свою веру в том чистом виде, в котором досталось им от отцов. А те русские мужики, которые пошли за властью, склонились перед Никоном, спустя столетия рушили эти самые церкви, рубили иконы. Почему? Да потому что Бог был предан реформаторством. Тем самым отказом от двуперстия, которое так запомнился нам всем по картине Сурикова «Боярыня Морозова».

Своего протопопа Аввакума я лепил в Жуковске на литейном заводе. В основании композиции, дрова охваченные огнём. Аввакум стоит на одном колене, руки привязаны к стволу дерева. Пламя выжгло одну из веревок, и Аввакум вырвал обгоревшую руку и высоко воздел её к небу в двуперстии. На лице застыл немой крик. С шеи свисает огромный крест, восьмиконечный, старообрядческий. Вся композиция – это бесконечная любовь и боль, и глубокая вера в Бога. Я попытался передать страсть, неистовость, боль, не физическую, духовную. Чтобы возникло ощущение некой бесспорной правды. Моя цель была – донести дух, дух необыкновенной мощи и несгибаемой воли, передать силу великой личности. И эта сила была в вере. Я будто сам переживал последние минуты жизни протопопа Аввакума, не чувствуя ни холода, ни огня. Не было никакой физической боли. Была только абсолютная вера в Него и невозможность Его предать.

После того, как я вылепил эскиз, я послал его Антону на утверждение. Через несколько дней в интернете я увидел большую статью о том, что в преддверии великого юбилея подумывают о том, чтобы установить монумент первому русскому писателю. Там же была опубликована и фотография с моего эскиза. Меня это вдохновило, и я позвонил Антону. У меня появился вопрос, как должен был выглядеть старообрядческий крест. И ко мне в студию приехал его друг: специалист по старообрядчеству, сам старовер, и с не менее окладистой бородой. Мы долго с ним философствовали. Ведь, на самом деле, никто всерьез и не оглядывается на то, что произошло в давние времена. Обозвали фанатизмом, ересью и узаконили весь этот ужас в каждодневных проклятиях в церквях. Конечно, когда я лепил образ протопопа Аввакума, я не отдавал себе отчета, за что я взялся, и с чего пытаюсь сорвать покрова забвения.

Когда работа была закончена, Антон исчез. И я остался один на один с четырехметровой работой из глины и со всей той правдой, которая стоит за ней, и которая никому не нужна. Конечно, можно было сломать работу, забыть об этом казусе и многомесячном труде. Нужны были огромные деньги на отливку.

Неожиданно я сам встал перед выбором: сломать скульптуру – это значит предать то, во имя чего отдал жизнь Аввакум, взойдя на костер. Это, конечно, на совсем другом уровне, но это предать Бога., предать то, что мне открылось, то откровение и великое, сакральное знание, которое ко мне пришло с образом протопопа Аввакума.

Оказалось, сломать работу, это всё равно, что сделать аборт. Это выношенное моё дитя, заполнило мою жизнь великим смыслом. Я чувствовал позади себя дыхание Бога и его поддержку. Он как – будто вёл меня и давал мне силы не оглядываться и творить.

Я отлил скульптуру из бронзы.

По стечению чудесных обстоятельств, я мог выставить мои работы в московском Манеже. Весь центр Манежа был отдан под мою выставку, но машина, в которой привезли памятник Аввакуму, не была оборудована манипулятором. Рабочие не смогли ее выгрузить. Передо мной встал вопрос, куда вести скульптуру. Мой друг Сергей Карнаухов, бывший зам. губернатора Вятки, предложил отвезти в Андроньевской монастырь. Сергей как раз занимался его восстановлением. У музея Андрея Рублева нас ждала длиннющая машина с манипулятором, вызванная в ночи за огромные деньги. С облегчением мы выгрузили скульптуру, и Сережа вспомнил, что именно здесь протопоп Аввакум был заточен в монастырской тюрьме, и именно отсюда он был сослан в Сибирь и пошел по этапу. Была в этом какая-то мистика, что спустя 400 лет Аввакум опять оказался у этих стен первого в Москве Андроньевского монастыря. Сегодня практически полностью разрушенного.

Утром в церковь пришли священники. С ужасом, они увидели протопопа Аввакума, воздевающего к небу двуперстие. Перекрестились и завопили: «От куда взялся этот еретик? Тут день и ночь его проклинаем, а он воскрес из бронзы».

400 лет… неужели ничего не изменилось в русской жизни за это время? Неужели у этих священников нет понимания того, что протопоп Аввакум – историческая фигура, да и просто первый русский писатель. Это же история. Нет, они так вопили, требовали либо срочно убрать, либо незамедлительно укрыть, чтобы, не дай Бог, народ не увидел.

Что же их так взволновало? А дело в том, что у предательства нет срока давности, и оно не поддается забвению, оно остается в веках. Сколько бы времени ни прошло после геноцида веры, как ни пытались бы подвергнуть его забвению, позор остается вечным. Предательство бессмертно. И именно бессмертие предательства не дает возможность потомкам забыть подвиг свершившегося, как бы ни пытались его оболгать или забыть. Эти попы вели себя так, как будто это они поджигали дрова, на которых был сожжен протопоп Аввакум. Собственно говоря, так оно и есть. Вот почему проклятие над русской землей.

Сегодня, при современном плюрализме, старообрядчество тоже имеет какие-то права. У них есть свои церкви, своя епархия, и даже с ее главой президент России общался по поводу будущего юбилея протопопа Аввакума. Естественно, мой друг, блестящий писатель, поэт, которого я уже упоминал Сергей Карнаухов, обратился с письмом к совету этой самой старообрядческой епархии. В письме была просьба о временной установке памятника протопопу Аввакуму у старообрядческой церкви, в связи с юбилеем и указом президента. Заседание совета было засекречено. Пришел ответ в виде устного отказа: « Не разрешаем. Лишь бы чего не вышло». Письменного ответа так и не дали, не смотря на нашу настойчивую просьбу.

Так протопоп Аввакум был предан своими староверами в 21 веке. Несмотря на то, что есть указ президента об увековечивании памяти протопопа Аввакума. Шёл 2017 год. И до юбилея оставалось ещё три года. Нет, если бы это был бы приказ из Кремля, а он обязательно будет, и обязательно Аввакуму ещё поставят памятники. Но по своей воле, по своей правде, по вере своей, к сожалению, современные иерархи староверов установить не смогли, испугались. В этом суть современной нашей жизни, и ответ на вопрос «Почему так живем? И что с нами происходит?»

Ни в коем случае я не в обиде на Антона, который меня так подставил. Долги –тяжёлое бремя. Но я благодарен ему за тот урок, который получил еще раз. Не знаю, какой он старовер, но для себя я понял невозможность предать те идеалы, ту правду, которая составляет нас. Это то же самое, что предать Бога. Есть вещи, которые не реформируются и не улучшаются, которые являются незыблемыми: вера в добро и благодарность. А добро и благодарность – это и есть Бог.

Да, мы живём в иудином мире, в мире оголтелого предательства. Но этот мир и мир подвига Сына Божьего. А за нами только выбор. Выбор не быть предателями и обманутыми. И если мы выбираем доброту и благодарность, то мы живём здесь и сейчас в Раю творенья Божьего.

Я обращаюсь ко всем своим друзьям с просьбой, помочь в установке памятника протопопа Аввакума. Ведь 2020 юбилейный год! 400 лет со дня рождения русского писателя и великого веромученика. Может быть, у кого-то есть идеи, где можно установить памятник или знает людей, которые были бы в этом заинтересованы.


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *