Профессор-вирусолог не будет вакцинироваться против COVID-19. Лучше уж пройти естественную иммунизацию

ПОДЕЛИТЬСЯ

Александр КУХАРЧУК, профессор, вирусолог, живет и работает в Индии

 

Карантин ослабляется, а пандемия не заканчивается. Приближается время вакцинирования.

КАК ИММУНИТЕТ ИЗ ДРУГА-ЗАЩИТНИКА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В НАШЕГО ВРАГА ИЛИ ПОЧЕМУ Я НЕ БУДУ ВАКЦИНИРОВАТЬСЯ ПРОТИВ COVID-19

  • Когда более 10-ти лет тому я начал работать в Индии, первым сертификатом, который получила наша биотехнологическая лаборатория, был сертификат Института имени Хавкина.
    Владимир Аронович Хавкин, ученик Ильи Мечникова, родился в Одессе, окончил гимназию в Бердянске, затем университет в Одессе, где и работал, а потом уехал вслед за своим учителем в Швейцарию в университет Лозанны, и наконец, по рекомендации Мечникова, стал сотрудником Института Пастера в Париже. В 1892 году Владимир Хавкин создал первую эффективную вакцину против холеры, доказав ее безопасность на самом себе.

В начале 1893 года Хавкин отправился в Индию, где холера уносила сотни тысяч человеческих жизней, организовал производство противохолерной вакцины и лично участвовал в вакцинации свыше 42000 человек. Заболеваемость холерой и смертность от нее сократились в десятки раз!

В 1896 году эпидемия чумы охватила Бомбей и штат Махараштра. По просьбе властей Индии Владимир Хавкин вновь приехал в эпидемический очаг, и разработал первую эффективную противочумную вакцину, снова доказав ее безопасность на себе. После чего в течение нескольких лет непосредственно участвовал в вакцинации индийского населения.

Этот человек спас сотни миллионов жизней… Созданная Владимиром Ароновичем Хавкиным небольшая противочумная лаборатория в Бомбее стала впоследствии крупнейшим в Южной и Юго-Восточной Азии исследовательским центром по бактериологии и эпидемиологии, и с 1925 года носит название Институт имени Хавкина.

Это историческое отступление я сделал для того, чтобы читателю было понятно, что я вовсе не являюсь ярым противником вакцин. Напротив, я с почтительным уважением отношусь к людям, которые их создают, оберегая тем самым всех нас от преждевременной и мучительной смерти.
Но история знает и другие результаты вакцинации…

В апреле 2016 года Филиппины начали массовую (830 тысяч детей) вакцинацию (стоимость рекомендованных трех доз составляла 207 долларов США) против лихорадки денге (костоломная или суставная лихорадка; протекает с резким повышением температуры, интоксикацией, мышечными и суставными болями, высыпаниями на коже и с увеличением лимфатических узлов). При легкой форме болезни восстановление обычно занимает от двух до семи дней. Тяжелая лихорадка денге приводит к кровотечениям с падением уровня тромбоцитов до критического, выходу плазмы крови из сосудов в ткани и синдрому шока денге – резкому падению кровяного давления до опасных для жизни низких величин).
Уже к концу 2017 года Программа вакцинации детей была остановлена. Оказалось, что, если вакцина хоть как-то защищала детей старшего возраста, то у детей младше 9 лет после вакцинации частота тяжелых случаев болезни и госпитализации в два раз превышала частоту госпитализации детей из контрольной группы (дети без вакцинации).

История эта получила широкую международную огласку как «Dengvaxia controversy» (также «Dengvaxia issue» или «Dengvaxia mess»).

До начала разработки этой вакцины всем было известно, что вирус лихорадки денге имеет 4 разных штамма, и поэтому создать против него вакцину крайне сложно. Тем не менее, компания Санофи Пастер (Франция) попыталась это сделать и разработала вакцину, которая содержала антигены ко всем четырем серотипам вируса лихорадки денге. Вакцина этой компании получила название Денгваксия (Dengvaxia). Серьезнейшим недостатком Денгваксии является то, что она действует как естественная первичная инфекция, что резко увеличивает риск развития тяжелой формы лихорадки денге. Причина этого явления связана с феноменом антителозависимого усиления инфекции.

Знали ли об этом феномене (почему и как возникает феномен антителозависимого усиления инфекции я расскажу ниже) сотрудники фирмы Санофи Пастер? Конечно знали! Еще в конце 1960-х и начале 1970-х годов была обнаружена роль антителозависимого усиления инфекции в патогенезе тяжелых форм геморрагической лихорадки, вызванной вирусом лихорадки денге. Было установлено, что наличие антител в сыворотке крови выздоровевших от нее людей (легко перенесенных случаев лихорадки денге), приводит к тяжелому течению болезни, если произошло повторное заражение, но вирусом лихорадки денге другого серотипа. Именно поэтому ученые из Санофи пытались создать вакцину сразу против всех 4-х штаммов вируса. Но не довели ее “до ума” в доклинических исследованиях и клинических испытаниях. Денгваксия – это ослабленная, но живая вакцина, которая действует, вызывая иммунный ответ против всех четырех типов вируса денге. Так декларировано. А на самом деле? Действительно ли эта вакцина эффективна против всех штаммов вируса лихорадки денге? Информация о ней весьма расплывчата: общие побочные эффекты включают головную боль, боль в месте инъекции и общие боли в мышцах; тяжелые побочные эффекты могут включать анафилактический шок; не рекомендуется использовать людям с плохой (???) иммунной системой; безопасность использования во время беременности не ясна…

Вы полагаете, что после того, что произошло с детьми Филиппин, производство этой вакцины было запрещено? Ошибаетесь! По состоянию на 2016 год вакцина против денге была одобрена для медицинского применения в одиннадцати странах, а в 2019 году одобрена для медицинского применения в Соединенных Штатах. Она включена в Список основных лекарственных средств Всемирной организации здравоохранения, самых безопасных и эффективных лекарств, необходимых в системе здравоохранения. В настоящее время Денгваксия одобрена FDA США, и, согласно информации Центра по предотвращению инфекционных заболеваний (CDC USA), рекомендуется к применению только людям, серопозитивным по отношению к вирусу лихорадки денге, то есть лицам, которые УЖЕ СТАЛКИВАЛИСЬ С СООТВЕТСТВУЮЩИМ ВИРУСОМ И ВЫРАБОТАЛИ АНТИТЕЛА (https://www.fda.gov/…/first-fda-approved-vaccine-prevention…). А на кой она им нужна, если антитела уже выработаны? Это как? А так! Считается, что у этих людей вакцина предотвратит заболевание при встрече с новой инфекцией или ослабит тяжесть его течения…

А теперь давайте подробнее ознакомимся с Феноменом Антителозависимого Усиления Инфекции (АЗУИ или в английском варианте ADE – antibody-dependent enhancement).

Для начала представим, что обычно происходит с вирусом после того, как с ним в борьбу вступит антитело. Первое – это связывание (как захват двух борцов классической борьбы в начале схватки), которое приводит к образованию комплекса вирус-антитело, то есть, это – нейтрализация противника. Второе – поглощение этого комплекса макрофагом (клетка-пожиратель всего чужого). Третье – переваривание этого комплекса в “желудке” макрофага – лизосомах. Четвертое – “хвастовство макрофага” – он выставляет на своей поверхности белковые останки вируса: “Смотрите, какого гада я словил!” Пятое – “зависть” лимфоцитов: “Мы тоже так можем!” – “Ща, запомним его морду, и как дадим ему на орехи!” Шестое – поиск негодяя: Т-лимфоциты находят вирус и делают ему кирдык… Седьмое – “злопамятность” лимфоцитов: самые злобные Т-, В- и Трег лимфоциты превращаются в клетки иммунологической памяти и ждут в засаде нового нашествия вируса…

Но что происходит, если захват борца-антитела слабый, а противник к тому же какой-то корявый и никак к нему не прицепиться? (Вспомните последний бой Владимира Кличко с Тайсоном Фьюри – очень наглядный пример…) В нашем случае “корявость” вируса связана с тем, что он из другого штамма (не совсем из той когорты боксеров, которых привык колошматить Володя Кличко). И результат один – проигрыш… разгромный проигрыш: макрофаг заглатывает комплекс вирус-антитело, но внутри него вирус выскальзывает из клинча с антителом и быстро проникает в сердце макрофага – его ядро, где находится генетический аппарат, необходимый вирусу для размножения. А обдуренный макрофаг довольно переваривает антитело собственного организма. Проходит совсем немного времени и целая куча маленьких “тайсонов фьюри” – вирусов – высыпается из ядра и рвет макрофаг изнутри как Тузик грелку. А макрофаг в агонии отчаянно сопротивляется, разбрасывая вокруг себя свои последние силы – цитокины, не понимая, что тем самым он вызывает “цитокиновый шторм”, убивающий его хозяина…

Вот это и есть суть феномена антителозависимого усиления инфекции, когда связывание вируса с антителами, которые не в состоянии его полностью и эффективно нейтрализовать, лишь усиливает проникновение вируса в клетки-хозяева инфицируемого организма с последующим вирусным размножением в ядерном аппарате клеток больного человека. И этот эффект может проявляться после вакцинации при взаимодействии возбудителя инфекционного процесса с иммунной системой вакцинированного человека, не способной выработать антитела сразу против всех штаммов коронавируса.
Именно поэтому с началом пандемии COVID-19, вызванной SARS-CoV-2, интерес к феномену антителозависимого усиления инфекции многократно возрос, так как многочисленные биотехнологические центры заявили об ускоренной разработке вакцин против нового коронавируса. Конечно, создатели вакцин знают, что одним из важнейших факторов, определяющих безопасность массовой вакцинации, является отсутствие феномена АЗУИ. В частности, в России еще в 2012 году было издано “Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств (иммунобиологические лекарственные препараты)”, а в разделе “Феномен антителозависимого усиления инфекции при доклиническом изучении иммунобиологических лекарственных препаратов” приведен алгоритм исследования АЗУИ в клеточной культуре и в экспериментах с животными.

В России уже начались клинические испытания вакцины против COVID-19, но, при всем уважении к ученым, остается непонятным, как в столь сжатые сроки они решили проблемы АЗУИ и квази-видов? Поясню, что я имею в виду. При заражении человека происходит инфицирование не одним вариантом вируса, а целой популяцией генетически близкородственных вариантов, возникающих в результате мутаций в процессе размножения вируса в организме предыдущих хозяев. Такая популяция вирусов получила название квази-вида. Концепция квази-видов по отношению к вирусным вариантам очень важна, поскольку она помогает понять, что для ускользания от иммунитета нового вирусного хозяина, вирусу вовсе не обязательно приобретать новые мутации, он может воспользоваться уже существующими, которые произошли при его размножении в организме предыдущих носителей. Некоторые варианты вирусных квази-видов могут нейтрализоваться антителами нового хозяина, но другие варианты вируса с худшей аффинностью (аффинность – это сила взаимодействия вируса и антитела, определяющая стабильность комплекса вирус-антитело; слабая аффинность – это атлет Кличко и корявый Фьюри в примере, описанном выше) к антителам могут получить эволюционное преимущество после неполноценной нейтрализации и размножиться. Именно эти варианты вируса, которые слабо связываются антителами, и вызывают АЗУИ.
Проблема борьбы с COVID-19 путем вакцинации населения заключается в том, что феномен антителозависимого усиления инфекции описан для РНК-содержащих вирусов, включая и коронавирусы. Возможной причиной АЗУИ у альфа- и бета-коронавирусов является высокая антигенная изменчивость S-белка из-за частой смены последовательности или замены аминокислот (мутаций), что приводит к изменению 3D структуры S-белка. И тогда антитела, выработанные на вакцину, не смогут взаимодействовать с вирусом в пространстве, потому что они не полностью соответствуют конфигурации его измененного S-белка (это как связка английских ключей – все они легко входят в замочную скважину, но открыть дверь сможет только тот ключ, зазубрины которого полностью соответствуют пространственному механическому коду замка). В результате комплекс “неполноценное антитело-коронавирус” играет роль “троянского коня”, помогая вирусу проникнуть в моноциты/макрофаги хозяина, и запустить в этих клетках инфекционный процесс. Такой же сценарий возможен, хотя и не обязателен, при вторичной инфекции вирусом после уже перенесенного заболевания или даже при первичной инфекции в процессе ее развития в организме человека.

Некоторые исследователи считают, что при COVID-19 именно АЗУИ приводит к нарушению регуляции иммунитета, включая апоптоз (программируемая смерть) иммунных клеток, что вызывает развитие лимфопении (снижение в крови уровня лимфоцитов), воспалительную клеточную инфильтрацию с накоплением макрофагов и нейтрофилов в легких, а также цитокиновый шторм.
Есть предположение, что у пожилых людей в крови присутствуют антитела против других коронавирусов, с которыми эти люди контактировали в прошлом. Такие антитела начинают образовывать нестабильные комплексы с вирусом и “затаскивать” живой вирус в моноциты/макрофаги, где тот способен размножаться, что приводит к системной инфекции или же вызывает цитокиновый шторм.

Однако анализ иммунного ответа переболевших COVID-19 показывает, что IgG и IgM антитела вырабатываются не только на S-белок вируса, но и на нуклеокапсидный белок N и протеазу NSP5, которые более стабильны. Поэтому (в связи с тем, что антитела на вариабельные участки белков SARS-CoV-2, в частности на S1-RBD, могут вызывать AЗУИ) сейчас проводится поиск консервативных (стабильных, не мутирующих) вирусных белков для создания вакцин. Кроме того, для эффективного уничтожения вируса чрезвычайно важен T-клеточный иммунный ответ: у пациентов с COVID-19, в крови которых CD4+ T-клетки отсутствовали, болезнь протекала крайне тяжело. Авторы некоторых исследований предлагают использовать целый набор эволюционно консервативных линейных антигенных детерминант вирусных белков для конструирования вакцины, индуцирующей Т-клеточный иммунный ответ. Но все это в далеком будущем…
А сегодня, из-за существования риска АУЗИ, вакцина, формирующая прежде всего гуморальный ответ организма, нуждается в очень тщательной проверке на безопасность в модельных системах, максимально приближенных к воспроизведению реальных инфекций, а также в клинических исследованиях первой, второй и третей фаз.

В РФ создана векторная вакцина на основе ДНК аденовируса, в которую встроен ген коронавируса SARS-CoV-2. Аденовирус доставляет этот ген в клетки человека и подготавливает таким образом иммунную систему к реакции на коронавирус. Преимуществом этого подхода является большая иммуногенность и способность индуцировать как гуморальный, так и клеточный иммунитет, достаточный для предотвращения коронавирусной инфекции. Недостатком является его трудоемкость и необходимость проведения множественных этапов генетического конструирования. Следует отметить, что все существующие вакцины, ранее созданные на основе векторного метода (против других вирусов), пока прошли только первую фазу клинических испытаний на людях, и до сих пор нет ни одной зарегистрированной вакцины, прошедшей вторую и третью фазы.

Вот по этим причинам я и не буду вакцинироваться против COVID-19. Лучше уж пройти естественную иммунизацию, максимально снизив инфицирующую дозу за счет СИЗ…

Всем здоровья, друзья! Не расслабляйтесь!


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *