«В творчестве Чайковского – вакцина от всего бездушного»: к 180-летию композитора

ПОДЕЛИТЬСЯ

https://tvkultura.ru/

  • 7 мая исполняется 180 лет со дня рождения П. И. Чайковского. На этот год в России и за рубежом была запланирована масштабная программа праздничных мероприятий, большая часть которой по понятным причинам не состоялась. О русском музыкальном гение, его творчестве, о классической музыке во времена Чайковского и о музыкантах современности мы поговорили с народным артистом России, профессором Московской консерватории, скрипачом Максимом Федотовым и его супругой — заслуженной артисткой России, пианисткой Галиной Петровой. Их музыкальный и семейный дуэт существует уже более 30 лет и музыка Чайковского занимает в творчестве Федотова-Петровой особое место.

Накануне 180-летия великого русского композитора Максим Федотов и Галина Петрова ответили на вопросы нашего корреспондента Дженнет Арльт.

Навстречу юбилею

Известно, что вы — частые гости Дома-музея Чайковского в Клину и принимаете участие практически в каждом концерте в день рождения композитора. Как проходят эти праздничные вечера?

Максим Федотов: Этот концертный зал любят все музыканты, это особое место для всех нас. Больше 30 лет мы дружим с Домом-музеем Чайковского и играем там практически каждый год. В день рождения Чайковского 7 мая проходит очень красивая церемония — торжественный концерт начинается непосредственно в том кабинете, в котором работал композитор, за его роялем. Потом все перемещаются в концертный зал.

В этом году у музея двойной юбилей — 180 лет со дня рождения композитора и 125-летие со дня основания самого музея. В честь этих праздников на весь год было запланировано множество мероприятий, большой цикл концертов из произведений Чайковского. И 7 февраля мы успели сыграть там концерт «Навстречу юбилею», но что сейчас будет дальше — пока неизвестно.

Но главное, что Дом Чайковского в Клину — не просто музей, но также основное хранилище его рукописей и партитур. И с профессиональной стороны это представляет большую ценность, потому что его партитуры и рукописи — они не просто говорят, они кричат, настолько они эмоционально написаны. Нам посчастливилось держать в руках эти уникальные страницы и видеть те нюансы и поправки, которые сам автор вписывал впоследствии. Это очень сильно влияет на интерпретацию.

Галина Петрова: Примечательно, что если мы возьмем стандартные партитуры, и там, например, написано forte, то у Чайковского forte может быть написано пять раз, подчеркнуто три раза и еще несколько восклицательных знаков вокруг. Такой эмоциональный надрыв.
Балет «Джульетта»

Какое место занимают произведения Чайковского в вашем творчестве?

Максим Федотов: У Чайковского есть несколько знаменитых авторских произведений для скрипки и фортепиано и для скрипки с оркестром, но публике более известны его симфонии, балеты, оперы. К счастью, нам удалось к этой музыке прикоснуться на наших инструментах. Композитор Аида Исакова сделала множество транскрипций специально для дуэта скрипки и фортепиано, и благодаря этому огромные симфонические полотна звучат силами всего двух инструментов.

Прежде всего, это симфоническая увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта», которую мы практически каждый год играем в Клину. Надо сказать, что для нашей семьи это знаковое произведение: во-первых, оно созвучно нашей жизни и творчеству. А во-вторых, именно наша транскрипция стала основой балета.

Галина Петрова: У наших «Ромео и Джульетты» интересная судьба. Эту музыку услышал итальянский хореограф Лучано Конито и сказал: «Я хочу поставить балет». И сделал одноактный спектакль «Джульетта». Его премьера состоялась в Римской опере. На первых спектаклях мы играли сами и были, по сути, участниками действия. Сейчас постановка идет в Италии под нашу запись.

Однажды на балете побывала Марина Константиновна Леонова, ректор Московской академии хореографии и предложила повторить спектакль в Москве. Она пригласила Лучано Конито, он поставил балет уже с выпускниками училища. Мы потом исполняли его на исторической сцене Большого театра.

«Классику сегодня нужно играть иначе»

Однажды вы сказали, что в современном мире классика должна быть другой. Что имелось ввиду?

Максим Федотов: Я, с одной стороны, очень консервативный человек. Мой отец, Виктор Федотов, был дирижером Мариинского театра, я вырос на музыке и балетах Чайковского, на постановках Петипа в редакции Сергеева, то есть на балетной классике в чистом виде. И с Галиной в творчестве мы опираемся на традиционные школы: игру Яши Хейфеца, Святослава Рихтера, Генрика Шеринга, Владимира Горовица. Это такой пласт мировой исполнительской культуры, которая всегда с нами. Но современность ставит новые задачи. В то время, когда создавалась любимая музыка, были другие инструменты, другие составы исполнителей, другие залы и т. д. В нынешней жизни солист поставлен в более сложные условия. Раньше музыканты не играли в 3-4-тысячных залах, оркестры были меньшего состава. Сегодня все должно быть значительно динамичнее, рельефнее.

Есть еще один аспект, о котором мало кто задумывается. Сегодня музыкант, выходя на сцену, зачастую в каком-то смысле должен сам с собой конкурировать. Потому что его, в отличие от его коллег 100 лет назад, знают по его записям, концертам на ТВ или YouTube-каналу. И когда люди приходят на концерт, они хотят как минимум подтверждение того уровня, который они знают, а в идеале еще выше. И музыкант должен соответствовать.

Галина Петрова: И публика сегодня другая. Если во времена Чайковского практически единственным культурным развлечением для интеллигенции было пойти в концерт или театр, то сейчас все другое. Если раньше женщины в обморок падали от великолепного исполнения, то сейчас просто виртуозной игры недостаточно. Музыканту нужно озвучить огромный зал, огромную аудиторию. Его сила воздействия должна быть в разы сильнее.

«Настоящей культуре надо отдать свое бесценное время»

Как классической музыке конкурировать сегодня с той огромной индустрией досуга, которая существует?

Максим Федотов: С одной стороны, не вступать в конкуренцию. На классическую музыку пойдут люди, которые, как минимум, ею интересуются или любят по-настоящему. В этом случае загонять кого-то в консерваторию — это априори неправильно. С другой стороны, сегодня другие задачи. Почему я и говорю, что надо интереснее и динамичнее что-то делать, чтобы классическая музыка в контексте музыки жизни была актуальна. И во многом это зависит не только от музыки, но и от того, как ее исполняют.

Вот взять, например, Дениса Мацуева. Он в какой-то степени герой нашего времени. Понятно, что далеко не все в классическом фортепианном сообществе в полном восторге от его стиля, но он сделал так, что многие люди потянулись к классике. За его джазовыми интерпретациями очень хорошо просматривается мощное интеллектуальное классическое образование — в этом секрет.

Галина Петрова: Есть кока-кола и бигмак, утопающий в майонезе. А есть чистая вода и чистый божественный источник — это музыка великих композиторов, гениев и она вне конкуренции. Это музыка из космоса, это божественный дар. Простые смертные не могли бы писать как Чайковский, Бетховен, Шостакович… Никакая электроника, никакая цифра не в состоянии родить такие божественные полотна.

Конечно, существует массовая культура. И нам не всегда хочется думать, ведь все мы устаем. Когда слушаешь классику, ваш мозг, настолько поглощен, что вы ни на что не отвлечетесь. А под поп и рок (который мы, кстати, тоже любим) можно готовить, стирать, разговаривать, отвечать на письма. А настоящей культуре нужно отдать свое бесценное время и потому это дорогое, изысканное удовольствие.

Всеобщий духовный доктор

Классическое искусство — это искусство, прежде всего, проверенное временем. Насколько актуальна музыка Чайковского сегодня?

Максим Федотов: Чайковский был востребованным и популярным композитором еще при жизни, и потом его слава увеличивалась и увеличивается сейчас. Мы видим невероятную любовь к Чайковскому не только в России, Европе, но и во многих азиатских странах — в Корее, Японии.

Галина Петрова: Вы заметили, как вырабатывается адреналин, когда слушаешь музыку Чайковского? У меня всегда мурашки по телу. В его музыке — вакцина и антитела против всего бездушного, кривого, бездарного. И если слушатель потратит свое время и погрузится, он сразу это почувствует. Чайковский в наше время просто жизненно необходим. Это всеобщий духовный доктор.

Музыка и карантин

Вернемся к нашей земной жизни: как ваша музыкальная семья переживает карантин?

Галина Петрова: Жизнь музыканта отличается от жизни людей других профессий. Если кто-то приходит домой после работы в 18 часов и занимается своими домашними делами, то мы, музыканты, стремимся получить это свободное время для работы. Потому что наш труд — домашний. К тому же многие музыканты устают от гастролей не в плане работы, а от постоянных переездов и значит вдвойне приятно побыть дома.

Поэтому для нас это не такая катастрофичная ситуация, хотя конечно она нас волнует. Для нас публика, живой зал — это необходимая атмосфера для творчества.

Максим Федотов: Профессия музыкантов и актеров особенная. По большому счету, мы можем существовать только в концертных залах.

Я ни одного концерта в жизни за 30 лет не сыграл со своей женой. Я выступаю с пианисткой Галиной Петровой. В нашей жизни творчество и семейная жизнь сочетаются вместе. И нам не нужно специально договариваться. Если мы думаем в одном направлении, это сразу видно — есть вещи, которые невозможно отрепетировать. Если музыканты мыслью вместе, у них получается этот музыкальный диалог. И мы другой жизни не представляем.

Фото: из личного архива

 

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *