“Я сунула телефон в карман, подхватила корзинку, груженую зеленью, фруктами и рыбой и отправилась в обратный путь”.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Мы не знаем как вы, но мы уже не можем спокойно читать карантинную хронику художника Кати Марголис:

  • ВЕНЕЦИЯ. Карантинные хроники. День 10-11-й.

Опять весна на белом свете… Cкворцы пропавшие вернулись.
Почему-то отрывки из этой военной песни крутятся у меня на языке с самого утра.

Впрочем, скворцы как раз никуда не пропадали. Как и парочка дроздов, живущих уже много лет в нашем венецианском садике.
Лебеди тоже. Мировая пресса полна новостями о вернувшихся лебедях и дельфинах. Дельфинов, признаться, не встречала. А вот лебеди Они жили всегда в тихих заводях между островами Бурано, Маццорбо и Торчелло, иногда подплывая к нашей лодке, когда мы отправлялись в летнюю хижину на отдаленном островке. Просто теперь их наконец заметили. Да и они осмелели. Голуби тоже преобразились. Вместо наглых рвачей с Сан Марко они тихо гулят по площадям и переулкам, то и дело пристраиваясь у ног людей, совершенно их не боясь, но и не выпрашивая подачек. То же и чайки. Если за последние годы они превратились в разбойников, с налету выхватывавших пиццу и бутерброды из рук зазевавшихся туристов, то теперь они занялись своим традиционным рыболовным прииском. Рыбы тоже стало больше. Она была всегда, но теперь в прозрачной воде особенно на солнце ее виднее, и целые стайки кружат, переливаясь на солнце своими чешуйками-черепичками. По утрам нас будят разноголосые трели птиц. По Большому Каналу гордо выгибая шеи плывут цапли. И их пластика чем-то сродни аркам и стрельчатым окнам палаццо, служащих им декорациями. Культура все меньше отделена от природы, все более сходятся самые простые и самые высокие сферы, как и случается в минуты больших бед и больших прозрений.

Природа — тот же Рим и отразилась в нем.
Мы видим образы его гражданской мощи
В прозрачном воздухе, как в цирке голубом,
На форуме полей и в колоннаде рощи…

Венеция тем более. Были и лебеди, и рыба, но именно сейчас взгляд различает на незамутненный шумом глубине то, что раньше было ему недоступно. Так смотрят дети. Каждый раз наново. Так хотят смотреть художники, пытаясь скинуть бельма повседневного видения. И, наверное, сейчас самое время этому учиться. Размышляя о новом детском онлайн курсе “Жизнь в картинках” https://www.facebook.com/…/a.23219263747…/2608250046086794/…, я вооружилась корзинкой и двинулась в сторону рынка.

Картинок попадалась много, и каждая просилась в текст. Вот старушка, едва ковыляя, выходит из церкви (они открыты час утром и час вечером для личной молитвы) и направляется в аптеку. Увидя на ярко освещенной площади живую душу приближающуюся к ней в моем теле, она останавливается. Ей явно хочет поговорить. “Ciao bella signora! Dove vai di bello?”. Столь частотное в итальянском языке слово bello стало употребляться еще чаще. Красота спасет. Точнее спасает. Если не мир, то хотя бы человека. Я объясняю, что иду на рынок, мы обмениваемся парой впечатлений о нынешней городской жизни, делимся творческими гастрономическими планами на сегодняшний обед и расходимся в разные стороны. Впрочем, мы не особо и сближались. Нас разделяло метра 3. Говорят, философ Агамбен опубликовал какой-то новый текст о конце отношений и о дистанциях. Но в жизни все иначе. И человеческие отношения не мерятся метрически. Я ухожу, а она так и стоит. Одинокая голубиная фигурка в лучах солнца.
Между аптекой и церковью.
Чем не название для очерка?

Книжный магазин закрыт. Но если очень нужно — то не совсем. Условный стук – и дверь открывается и тебе выдают искомую книгу. На двери объявление о доставке книг на дом.
Вопреки грозным прогнозам все доставки пока работают. Впрочем, идея доставки еды тут не прижилась. Разве можно такое важное дело поручить кому-то еще ? Еда — итальянское счастье. Смысл. Основа.
Это знает любой помидор с острова Сант-Эразмо, подставляя красный выгнутый бочок под весеннее солнце на прилавке рынка Риальто. Это знает морковка , картошка, цикорий. Это знают артишоки, плавающие в своем тазике. Это знают продавцы, которые узнают своих всегдашних покупателей даже в масках. Маска, я тебя знаю!

-Слышала? Берлускони дал 10 миллионов на свой родной Милан. Строят там полевые госпитали. Все-таки и у Сильвио есть совесть.

Дама воздевает очи горе. Совесть-не совесть, но молодец.
Общность Италии всегда под вопросом, но вот преданность своей малой родине у каждого итальянца в крови.

Статистика по Венето растет. Сегодня 392 новых случаев. 12 смертей. К счастью, в реанимации лишь 14 человек. В самой же Венеции по сестьерам и островам распределение такое Lido e Pellestrina 11, Sestiere di San Marco 8, Sestieri di Santa Croce e Dorsoduro 7, Sestiere di Castello 7, Sestiere di Cannaregio 6, isola di Sant’Erasmo 4, Giudecca 2.
В реанимации пятеро.
В Ломбардии же, а особенно в Бергамо по-прежнему ад.
Ряды гробов в окрестных церквях. И похоронные мессы одна за другой. По нынешним правилам больше 4х человек на похоронах нельзя. Это рассказал мне Риккардо, сегодня хоронивший маму тут в Венеции.
-Она католичка, так мечтала о большой мессе, о полной церкви. Я даже этого не смог для нее сделать…

Я снова не знаю, что сказать и молчу в телефон. Риккардо сам находит следующую тему для разговора. Разумеется, Россия. И русские писатели. Поэт же в России больше, чем поэт. И писатели тоже. Что они говорят и пишут об это й новой мировой катастрофе? Есть ли современный Толстой-глашатай?
Мне совершенно ничего не приходит в голову, и я лишь тщетно гоню из этой головы единственный застрявший там образ : ужасающую по бездарности и инфантилизму фотографию популярного даровитого и плодовитого пост-советского писателя в майке “Еб…л я ваш коронавирус”. Я не очень люблю мат, да он и не делает смешной эту шутку, я не вижу здесь ни искры таланта или художественного жеста, но ужасающим мне кажется именно местоимение “ваш” — какой -то подростковый эгоцентризм – чей “ваш”? вы-родители, вы-взрослые (власти), которые придумали тут этот вирус заставляют бедного меня чем-то жертвовать и делать то, что мне не хочется”? Или вы – европейцы и весь остальной мир”? Плевать я хотел… “

Я люблю смотреть, как умирают дети” – сумел вывести сто лет назад один из русских поэтов эпатажа ради. Кто-то теперь решил продолжить эту добрую традицию и любит смотреть, как задыхаются старики? И не только старики. Первой жертве на Сардинии 42 года. Молодец, спортсмен, владелец ресторана…
Это, что, какое-то другое человечество? — то и дело хочется задать мне вопрос, прочитав очередные искрометные комментарии о вирусе и об итальянцах. Смотрите, смотрите на бергамские гробы. Мы не будем беречь вас. Смотрите, не отворачивайтесь.
https://www.youtube.com/watch?v=xFy9j1vtJ-4&feature=youtu.be
Да, гробы закрыты, потому что католики хоронят в закрытых гробах. Да, среди этих гробов шесть священников, которые еще недавно отпевали умерших. Но желание искать заговоры и фейки неутолимо.

Наверное, это наследие железного занавеса. Похоже, огромным большинством наших соотечественников Европа все еще воспринимаются как забугорье, удобный старинный курорт, где можно утолить тоску по европейской культуре чашечкой кофе на площади и не утруждать себя ощущением солидарности. Это мы тут знаем, что такое страдание. А они-то там, как сыр в масле… Наверху логика похожая. Только на один шаг дальше, Почему бы заодно не воспользоваться и подгадить. https://www.dw.com/p/3Zawu…
У гэбни из подворотни нет ничего, что не могло бы быть использовано Если не мы, то нас. Они искренне уверены, что так же живут все. Отсутствие абсолюта. Этим и отличается уголовное сознание от человеческого – об этом еще Шаламов писал. https://www.reuters.com/…/russia-feeding-disinformation-abo…

Но я не стала ничего из этого говорить Риккардо. Я сказала, что очень многие мои друзья и просто люди в России очень любят Италию и очень сочувствуют. Попросила его прислать новые стихи. Мы договорились созваниваться почаще.

Я сунула телефон в карман, подхватила корзинку, груженую зеленью, фруктами и рыбой и отправилась в обратный путь.

#VENEZIAкарантинныехроники


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *