«Пушкин – наше общее наследие!»

ПОДЕЛИТЬСЯ

Дорогие друзья! Пришли первые работы на наш виртуальный конкурс, который мы объявили в начале марта: «Пушкин – наше общее наследие!»

Елена ГРАДЕСКОВА: “Сия пустынная страна…”

 

Пушкин приехал в Кишинев 21 сентября 1820 года. Я родилась в этом городе более 150 лет спустя. Мы пересеклись с великим русским Поэтом в пространстве,  но не во времени.

Для Пушкина поначалу Кишинев лишь – “Сия пустынная страна ”, место ссылки , где и великий предшественник Александра Сергеевича  римский поэт  Овидий Назон  “  страдальцем кончает   свой век блестящий и мятежный”  в той  самой пресловутой  “ Молдавии, в глуши степей, вдали Италии своей. ”. Казалось бы,  юному Александру не оставалось в Кишиневе больше ничего,  кроме как “ скитаться и лирой северной пустыни оглашать “ ведь приехал он в городок маленький и , после блестящего Санкт – Петербурга грязноватый , городок с кривыми и узкими улочками , нечистыми лавчонками , в которых продавалась всякая снедь , словом “проклятый город Кишинев ”.

 

Но Александру шел 22 год . И было бы странно , если бы он не заметил множество красивейших женских лиц , на которые и сегодня так богат Кишинев . Времена изменились , много воды утекло, и не один десяток империй расцвел и рухнул во мрак ,как спел когда -то Борис Борисович Гребенщиков ,  но кишиневские женщины по прежнему остаются одними из самых красивых в Европе . И южный ветер ли тому виной , смешение кровей или терпкий вкус виноградных ягод , но факт остается фактом  – вряд ли хоть один настоящий мужчина не увезет из Кишинева вкус сорванного поцелуя, чтобы хранить его всю жизнь – как сувенир .

Вот и перед юным  Сашенькой  замаячила пестрая юбка красавицы – Земфиры словно поляна , полная  дивных цветов . Выльется этот мезальянс в романтическую поэму “Цыганы ”, которая уже в современном мире послужит источником вдохновением для множества мастеров мирового кинематографа – от Эмиля Лотяну до Эмира Кустурицы .

Ах, этот шаловливый южный ветер , не он ли нашептывал Александру магические ямбы его последующих лирических шедевров ? Ведь в кишиневских альбомах остались пленительные профили кишиневских красавиц – от роковой гречанки Калипсо до прехорошенькой Пульхерицы Варфоломей ?

Странно, но и спустя  200 лет после Пушкина,  Кишинев остается небольшим , но уютным Вавилоном , городом , где уживаются

( правда, не всегда мирно ) десятки культур и наречий . Может быть, это смешение и подтолкнуло Александра Сергеевича на написание романса “Черная шаль или молдавская песня ”, где что ни герой – то представитель той или иной народности ?

А разве не в  январе – феврале , когда стоят в Кишиневе  самые зябкие и самые унылые погоды в году , промозглыми вечерами начал писать  Александр Сергеевич свою самую известную свою поэму “Евгений Онегин ” ?

В нашем же городе Пушкин пишет первые главы сказочной поэмы “Руслан и Людмила ” , помните там , где “В темнице там царевна тужит, а бурый волк ей верно служит ” . И ведь царевна же эта , по поверьям , никто иная , как дочь средневекового  господаря Молдовы – грозного для всего нехристанского мира и защитника всех христиан Штефана чел Маре . И звали ее Елена Волошанка . А в русском фольклоре обернулась она Еленой Прекрасной.  Пушкин , получивший блестящее образование в Царскосельском лицее не мог не знать об этом факте .

Я часто задаюсь вопросом – узнал бы ли Пушкин Кишинев современный , многоэтажный , с его пробками на дорогах и прочими “радостями цивилизации ” ? Конечно же , узнал бы , хотя от того “азиятского ” Кишинева мало что осталось . Ведь все эти два века кишиневцы и не только они  , бережно хранили память о великом Поэте .  Благодаря стараниям жителей Кишинева чудом  уцелел домик купца Наумова  , где провел великий поэт почти всю свою двухгодичную ссылку . Домик , который так долго разыскивал и наконец нашел  знаменитый пушкинист , выдающийся профессор русской словесности Борис Трубецкой , приехав в разрушенный и обескровленный Кишинев сразу после его освобождения советскими войсками ?

А в Городском Саду стоит памятник Великому поэту. Интересно, признал бы себя Александр Сергеевич?  Захлопал бы он в ладоши и закричал бы знаменитое: “Ай да Пушкин , ай да сукин сын ! ”, если бы проведал  , что одну из центральных кишиневских улиц назвали его именем ?

И конечно же , самая уютный и романтический  уголок старого Кишинева называется у нас “Пушкинская горка ”. Ведь Пушкин для этого щедро умытого солнцем  южного города  был и остается всем  – и  прошлым , и настоящим и будущим . И кто знает,, как бы выглядел современный Кишинев не окажись волею судеб здесь юный Александр  ?

А нам , а нам….. лишь стоит сказать , что да , за 200 лет Кишинев изменился , как впрочем и любой другой город Земли ,но для Александра Сергеевича он был бы вполне узнаваем ….

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *