И что же теперь, как? – до исхода марта выживать в неболдинском карантине чернавке бездарной?!

ПОДЕЛИТЬСЯ

Правительство приняло решение приостановить религиозные службы. Премьер Ион Кику объявил, что религиозные службы будут приостановлены на две недели. Эти строки поэтесса, писатель и общественный деятель Олеся РУДЯГИНА написала буквально вчера ночью.

***

Только написалось.
Ещё шлифовать…  но бегу домой.

Берегите себя и друг друга, дорогие!

ГОЛОС

1

Если вы услышите в церкви на Литургии
высокий волнующий голос
во время всеобщего «Верую»,
голос, не похожий ни на один другой,
удивительный голос – уносящий под купол,
каким бы он ни был тихим – тёплый и сильный,
глубокий и нежный… – это Ангел поёт.

С некоторых пор, почему-то, Он выбрал моё горло.
В воскресенье на службе я не могу не петь.
Не могу его утаить, спрятать, не отпуская.
Даже если прижимаю звук языком к нёбу,
даже если смыкаю в смущении губы.
Он сам по себе. Он поёт. – Мной.

Прихожане находят глазами. Глядят. Мне неудобно.
Один вот рванулся ко мне после службы, сияя :
«Вы ТАК поёте, так… невероятно! – УнОсите в небо!
Хотел сказать Вам спасибо. Спасибо.»

2
… Когда прихожане любимой церкви
сотней голосов выводят «Верую»,
я чувствую за плечами прохладные крылья,
и вдруг понимаю : вот они – люди мои, мой народ.
Так же пел в храме семьёй голосистой мой прадед кубанский,
так же сердце летело, молясь, у казачки – прабабки,
так вплетал в общий хор прокуренный баритон
бессарабский прапрадед – печник ж/д – станции «Кишинёв»,
так выучивал,видимо, русский язык – перед иконой Казанской,
приняв православие в имперском Санкт-Петербурге,
голландский прапращур, – тот, из морских офицеров…

Это такое счастье. Это такая мУка.
Ведь я помню, что главное – смирение.
А тут, когда моим горлом поёт Ангел,
мне стыдно-отрадно.
Ликую.
Мне хочется вот сейчас,здесь, на самой подкупольной ноте –
остаться. Не умереть, нет! = Жить!

3
… Но, выходя из церкви, я оставляю Голос в её намоленных стенах, –
как снимают с голов платки те, кто берёт их в притворе.

Забывая, что он звучит только там,
и только во время «Символа Веры»,
я так, порою, позорюсь.
Помню, – у дяди на юбилее,
или совсем недавно, у Соколовой Ксаны:
«Я несла свою беду (КАР!)
По весеннему по льду…»(ККАААРРРР!!!)
И однокашница Оля Р. смотрела сочувственно-гордо –
ведь она прекрасно поёт. У неё есть Собственный голос
звонкий, сильный. Совсем не заёмный.

4

Вот так «всё пела» – от воскресенья к Воскресенью.
Вот так неслась со всех ног за Святыми Дарами!
И что же теперь, как? – до исхода марта
выживать в неболдинском карантине
чернавке бездарной?! –

«В связи с пандемией
запрещены все церковные службы!»


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *