ВЕНЕЦИЯ. Карантинные хроники. День четвертый: пока одни спасают, другие распространяют.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Соцсети

МОСТ РИАЛЬТО И ОКРЕСТНОСТИ.
С сегодняшнего дня и этого одного человека на мосту не встретишь.

 

***

  • Что такое одна минута? Колокольный звон, растворяющийся в бирюзе канала, дробящиеся золотые блики, сходящиеся и расходящиеся отражения — целая жизнь— словно что-то живое под микроскопом. Чем дольше присматриваешься — тем больше видишь. Оторваться невозможно.

Что такое одна минута? Минуту назад я включила пресс-конференцию нашего премьера Конте. Он благодарит итальянцев, приносящих такие жертвы. И объявляет об ужесточении мер. (Сегодняшний счет +2000 заболевших, 196 смертей (и пусть даже итальянская статистика сильно не в пользу итальянцев — в число умерших от вируса включены все умершие, даже от других причин, у кого посмертно обнаружен коронавирус)

Минуту назад жизнь Венеции и всей страны была другой. С завтрашнего дня ПО ВСЕЙ ИТАЛИИ ЗАКРЫВАЕТСЯ ВООБЩЕ ВСЁ. Все малые и большие предприятия, парикмахерские, рестораны, бары , все магазины, кроме продовольственных и аптек. Всё будущее галерей и музеев, все шалости фей, все дела чародеев… И даже выход на улицу, кажется, будет ограничен. Только один член семьи и только по самой крайней необходимости. Правда, у нас собака. А у Спритца крайняя необходимость бывает минимум трижды в день. А как же мои пленэры? Разве это не крайняя, первейшая необходимость для художника в осажденном городе? Впрочем, есть окна. А у нас еще и садик — невиданная по венецианским меркам роскошь. Грех жаловаться. И синяя лодка перед домом — старая topetta, личное транспортное средство : как раз по новому указу может использовать только один человек.

Что такое одна минута? Теперь каждый день эпоха.
Еще сегодня утром казалось, что жизнь вошла в свои берега. Город просеянный через сито новых событий, отряхнул туристический глянец, как карнавальное конфети, и снова стал тем, чем он всегда и был – маленьким итальянским городком. Все принялись что-то мастерить и ремонтировать, появилось уйма шуток, какие подвиги можно совершить в “красной карантинной зоне”: протереть пыль на шкафах и буфетах, разобрать верхние полки гардероба комода, смазать петли от скрипучих дверей, заштопать носки, узнать наконец, что интересует твоих детей и волнует твоих близких — список длинный). Люди оправились от первого шока отправились за покупками — на набережной Дзаттере даже выстроилась небольшая очередь: в супермаркет запускают 50 человек за один раз, а остальные выстроились на солнышке, честно соблюдая дистанцию в один метр, но итальянское общение от этого не менее интенсивным. До меня долетают лишь обрывки фраз: questo dimostra di quanti siamo in realta’ (“вот теперь видно, сколько нас, на самом деле”), кто-то возмущается высадкой американских солдат для учений НАТО на Сицилии (“не иначе как все в масках и противогазах!” – это наш старик-аптекарь яростно размахивает руками), потом долетает слово Cina (Чина – Китай). Но я уже не вслушиваюсь.
Все тонет в солнечной дымке. Люди, разговоры, события.

Стоит отойти в чуть более хрестоматийно-классические места (Сан Марко, Риальто), как людей сменяют птицы. Чайки, голуби (их туристическая лафа закончилась, на Пьяцце больше не поживишься задарма и приходится возвращаться к реальной птичьей жизни),утки и даже болотная цапля горделиво плывет по Большому Каналу. Пустой мост. Закрытые лавки. “СюрРиальто” – мелькает в голове название будущей картины. Пустынные солнечные улицы вокруг рыбного рынка. И только бесшумные тени и хлопанье ангельских крыл. Незаметно я дошла до Corte Milion – дом Марко Поло. Как причудливо плетется это кружево. Венецианец Марко первым отправился в Китай. Потом Китай пришел к нам. Теперь же из-за пришедшего из Китая вируса китайские же туристические лавки и кафе вокруг Риальто снова опустели (как и голубям, туристическим магазинам и ресторанам приходится впервые столкнуться с реальной жизнью города).

“Книга о разнообразии мира” пополнилась еще одной корона- главой. Вирус действительно оказался разнообразен (https://m.facebook.com/photo.php?fbid=2878579528930347&id=100003349848206&set=a.1272933809494935&source=48 )и расходящиеся штаммы его позволили сегодня ответить на вопрос, который мучил всех эпидемиологов: от кого заразился Маттиа, знаменитый “пациент #1”, никак не связанный с Китаем. Ответ парадоксален— из Германии. Штамм совпадает с мюнхенской веткой ( https://www.tgcom24.mediaset.it/…/coronavirus-galli-pazient… . Сколько еще мы будем делить вирусы и заслуги?
Сегодня ВОЗ объявил о пандемии. Но воз и ныне там. Все охают про Италию, не понимая, что завтра это же будет и у них. Во всяком случае, 500 новых случаев во Франции и 11 трупов только за сегодняшний день не дают поводов для иных прогнозов. Flatten the curve! – заклинают более ответственные. Надо было не пугать, а объяснить с самого начала. Дело не в вашем личном отношении к вирусу. Просто замедлив рост кривых, мы спасем тысячи жизней, разгрузив реанимации и больницы. Пока же в Италии умер первый врач. И доктора, и медсестры работают на убой без выходных. Итальянские соцсети облетела фотография молоденькой медсестры – все ее лицо в синяках. Нет, это не жертва насилия. Это кровоподтеки от многочасовой работы в специальной маске с пациентами коронавируса. Девочке 23 года. “Я влюблена в свою работу” – пишет она, и тут оставаясь итальянкой. https://www.fanpage.it/…/coronavirus-linfermiera-coi-segni…/

А пока одни спасают, другие распространяют. На лыжном курорте поймали парочку подтвержденных носителей вируса. Им стало скучно сидеть дома. Да и путевка пропадала.
Представляешь, а других двух поймали в аэропорту — пытались улететь в Мадрид.
Рыжая дама с таким же сеттером на углу делится с подругой. Подруга глуховата и перегибается из окна второго этажа, чтоб расслышать подробности.
Рыжее солнце. Рыжая черепица.
Вчера полицией было обнаружено 20 нарушений – до народа доходит медленно:куда же без шумных праздников и обильных aperitivo https://www.lavocedivenezia.it/venezia-20-denunce-per-fes…/…
Сама я тоже стала свидетельницей довольно неуместной сцены: русская пара с наемным фотографом делала свадебные фото у Дворца Дожей, громко гогоча. Пир во время чумы или просто удивительная бестактность. Кстати, кроме отдельных русских, туристов нет вообще — Аэрофлот только сегодня отменил или сократил свои венецианские и миланские рейсы.

“Так в общественных бедствиях и в длительных потрясениях какого бы то ни было обычного порядка вещей всегда замечается усиление, подъём доблести, но, к сожалению, вместе с тем наблюдается и усиление, – притом обычно почти поголовное, – и всяких пороков. “ — Мандзони хочется продолжать цитировать страницами. Кто бы мог подумать, что “Обрученные”, которыми мучают итальянских детей в старших классах похлеще “Войны и Мира” станет таким актуальным.

Что такое минута? Во времена мора, труса и вируса время обретает иную ценность. Оранжевое солнце разлито по бокалам с традиционным спритцем на набережной. Надо торопиться. Бары закрываются в 6, а как же не пропустить стаканчик после работы – dolce far niente — ничуть не менее важное дело, чем работа.

Столики чуть раздвинуты, люди сидят на метровом расстоянии, но солнце позаботилось само о цельности композиции и колорита, нежно обнимая и посетителей, и мостовую, и гондолы на привязи, и силуэты крыш вдали. Завтра не будет уже ни спиртца на набережной, ни утренней Gazzettino в соседнем баре с оранжевыми стульями, но солнце будет точно так же обнимать дома, колокольни, разбегаться золотистыми нитями в каналах, нырять в узкие улицы и расплываться сияющими акварельными пятнами на площадях.

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *